?

Log in

No account? Create an account

Категория: история

Гитлер красит губы.

Складывается впечатление, что если «дико пороться в очко, например», то «кровавый режим» падёт, всем будет счастье, и самое главное – так можно друг из друга изгонять Гитлера. Который, как известно, был как Путин, т.е. Путин как Гитлер, потому что не даёт жить свободно и радостно всем хорошим людям, а геям в первую очередь.

Делить людей на «геев» и «нормальных» – это «фашизм», это плохо. А делить людей в зависимости от того, как они относятся к гомосексуализму, на «толерантных» и «фашистов» и преследовать их за это – хорошо. Зло – это добро, в общем, кто сильнее тот и прав. На фейсбуке «сильнее» геи, а на улице – «фашисты». Фашистская страна у нас.

Очень забавно, когда гомосексуалистов рифмуют с евреями: вот в нашей «фашисткой стране» сейчас притесняют геев – точь-в-точь как когда-то в Германии евреев. Не уверен, что всем евреям такие рифмовки нравятся. Спросите у Авигдора Эскина. Кстати, побивать содомитов камнями не наши попы придумали. Христос учил, что бросать в людей камни совсем не обязательно. Иудеи Христу не верят, и считают, что всё-таки надо делать, как прадеды велели. А кто у нас самые умные? Евреи, конечно же. Вы против? Может быть, вы фашист, любите Гитлера и отрицаете Холокост?

В Германии ещё преследовали цыган и душевнобольных. Геи – душевнобольные цыгане, не дадим их в обиду! Не? Не нравится?

Я понимаю, что для большинства нет разницы, но всё же напомню, что фашизм – это Бенито Муссолини, а не Адольф. «Что представляют собой господа нацисты? Убийцы и педерасты» –  вот это Бенито.

Эрнст Рём, командир штурмовых отрядов, один из соратников Гитлера – практически открытый гомосексуалист. Был убит. Матёрый вояка, а не жеманный юнец, пострадал за «любовь», голубой мученик – почему бы его не сделать «иконой» гей-движения?

Вот, что говорил Максим Горький, сознательно или нет опять же смешивающий фашизм и национал-социализм: «Не десятки, а сотни фактов говорят о разрушительном, разлагающем влиянии фашизма на молодежь Европы. Перечислять факты – противно, да и память отказывается загружаться грязью, которую все более усердно и обильно фабрикует буржуазия. Укажу, однако, что в стране, где мужественно и успешно хозяйствует пролетариат, гомосексуализм, развращающий молодежь, признан социально преступным и наказуем, а в «культурной стране» великих философов, ученых, музыкантов он действует свободно и безнаказанно. Уже сложилась саркастическая поговорка: «Уничтожьте гомосексуализм – фашизм исчезнет!»

Фашизм не пройдёт?

Воронеж. Гастрольное.

Человек с виду был неказист и изрядно потрёпан жизнью. Должного уважения и трепета перед Императором не проявлял и не испытывал. Перебирал чётки и присматривался к золотым украшениям на камзоле.
«Кто это?»  – повернувшись к Меньшикову на три четверти и стараясь не артикулировать, спросил Пётр.
«Смотрящий местный. Вор он. Ёж. Погоняло такое, потому как нрава крутого и с шилом не расстаётся».
Правитель задумался. «Повесить всегда успею» – решил про себя. Велел принести штоф и забить трубку. «Из горла пить будем, без закуски – посмотрим, чей флагшток выше».
Так город, на улице которого произошла эта встреча, получил своё имя, под которым мы и знаем его сегодня.

Эта история – наш подарок славному городу Воронежу, ведь урка Ёж может стать персонажем более близким и любимым, чем Котёнок с улицы Лизюкова. Народным героем-антисистемщиком, который никого не боялся, никому не подчинялся и «режим шатал».
«А это кто на магнитике?»
«Как, вы не знаете? Это знаменитый вор в законе Ёж. В честь него назван наш город. Как-то раз он встретил на улице Петра Первого…»

Выставка

Российским дизайнерам, иллюстраторам, фотографам и художникам было предложено поработать в жанре альтернативной истории и создать обложки западных журналов, как если бы они действительно выходили в России. Обложки русского i-D, русского The Face, русского Dazed&Confused, русского RayGun – все это ностальгия по неосуществленной мечте и одновременно демонстрация высокого профессионализма наших «творческих единиц» и их твердой решимости сделать уже, наконец, что-нибудь стоящее.

автор - Андрей Давыдовский