Category: музыка

25/17 и ГРОТ. Ретроспектива.

Перед выходом нашего нового совместного релиза с группой Грот я решил вспомнить, как начиналось наше знакомство и как были записаны наши старые совместные треки.

В 2007 году на нашем концерте в Омске слушателей разогревали группы Грот и D.A.P.A. Это были молодые здоровые сибирские парни, я тогда не вдавался в подробности, толком даже не понимал, кто из них в какой группе читает. Здоровые. Сибиряки. Пацаны.

Мой друг Диман 55 из омской группы Сибирский Синдикат присылал мне их демки, я слушал всё это без особого энтузиазма, пока Грот и Дмитрий не записали трек «В чём сила». В этом действительно чувствовалась сила, стало интересно, что они запишут дальше.

Новый 2009 год я встречал в Омске. Руслан Тамагочи из всё той же группы Сибирский Синдикат, активно занимавшийся городской рэп-движухой, попросил меня встретиться с Димой и Виталей. У них был готов материал, они хотели его выпустить, а у меня был свой лейбл – «Засада». Свой лейбл - звучит как-то слишком важно, на самом деле мы не подписывали контрактов, я не зарабатывал на этом денег, просто мы с друзьями делали рэп, и я знал, как можно донести материал до слушателя.

На тот момент, после победы Антона в телешоу «Битва за респект», группа Иезекииль 25:17 была на слуху, нас знали, мы активно выступали, и для привлечения внимания к релизу было решено записать совместный трек.

Так появились «Сыны Сибири».

Я попросил Андрея Никитина, главного редактора самого главного тематического ресурса, послушать этот дебют, и если он покажется интересным, разместить альбом на сайте Rap.Ru. В то время, если тебя не было на Rap.Ru – тебя не было в русском рэпе. Так как никто ничего про группу ещё не знал, мы с парнями сами писали новость для сайта: http://www.rap.ru/discography/373

Альбом «Никто кроме нас» вышел 3 мая 2009 года, и это была вспышка. Очень яркая вспышка. А я был очень рад за земляков, рад, что смог чем-то помочь.

Сырой, злой, честный рэп, похожий по настроению на мой любимый нью-йоркский рэп 90-х. Когда я сказал об этом пацанам, оказалось, что они не слушали Киларми и Моб Дип - они росли на Касте.

Мои любимые треки на этом альбоме – «Рубежи», «Никто, кроме нас» и «Поселковые вечера».

18 июня 2009 года должен был состояться очередной московский концерт - 25/17 и вся «Засада».

Я выходил из самолета, прилетевшего из Черногории, когда у меня зазвонил телефон, и с номера Антона кто-то другой сказал мне, что Ант попал в аварию. Водитель машины, в которой ехал Антон, не справился с управлением, автомобиль на полной скорости вылетел с дороги и несколько раз перевернулся.

Самое главное - Антон был жив.

Выступать он не мог, у него был компрессионный перелом позвонка, но отменить концерт мы тоже не могли.

На главном тематическом ресурсе появилась новость:

Как рассказал сайту Rap.Ru Бледный, "Антон от госпитализации отказался, находится дома и размышляет о целесообразности использования ремня безопасности. Концерт 18 июня в клубе Б2 состоится, но в связи с происшествием в программу будут внесены изменения. Надеемся на понимание и поддержку наших слушателей" (http://www.rap.ru/news/897).

Я выступал один. DJ Navvy «внёс изменения в программу» – поработал с минусами и вставил альбомные версии припевов, которые исполнял Антон. Добавили максимальное количество совместных треков, увеличили  время выступления остальных команд.

В это время группа Грот в поезде ехала в Москву.

Концерт состоялся, концерт получился. Прямо со сцены я позвонил Антону, включил громкую связь, и весь зал передал ему пламенный привет. Сперва дружно кричали 2!5!1!7!, потом самые весёлые зарядили 1!4!8!8! Что было, то было. Какие времена, такие слушатели. Я назвал их «хреновыми математиками».  Им понравилось.

Грот своими треками порвали зал. Прошло всего полтора месяца после релиза, первое появление на столичной сцене и такой горячий приём.
Особенно горячо принимали «Алкотестер», припев кричали хором. После концерта, проходя через Патрики, мы встретили восторженных слушателей, продолжавших радоваться жизни. Они жали парням руки, предлагали им выпить.

Парни были впечатлены такой поддержкой и удивлены таким пониманием их трека. Так Дима и Виталик познакомились с московским околофутболом.

Открытые, искренние, по-хорошему провинциальные. Китайский чай, американские гамбургеры, московское метро – всё то, к чему мы здесь давно привыкли, вызывало восторг первооткрывателей. Я как будто встретился с молодым собой, первый раз приехавшим в Москву. Или с Влади из трека «Интересное место».

Только я в их годы был уже разочарованным в себе и в людях циником, а парни были полны веры в свои силы, в своё дело, в свою борьбу, в неизбежную победу добра. После похода в магазин воины добра изумлённо возмущались, увидев продающиеся на стенде у касс лубриканты: «А если это увидит какая-нибудь бабушка?!»

Конечно, всё это было немного наивно, но это вдохновляло даже такого старого циника, как я.

Мы с Антоном заканчивали работу над альбомом «Только для своих», и я предложил Диме и Виталику поучаствовать в двух треках – «Мы победим» (http://www.rap.ru/news/845) и «На крыльях мечты». Парни писали свои куплеты очень быстро, на ходу, без черновиков. Куплет в трек «На крыльях мечты» они сочинили у меня в квартире минут за десять, пока я умывался. Мне казалось, что если им не мешать, они запишут новый альбом дня за три и устроят переворот. В русском рэпе, конечно же.

Тем же летом 2009-го я предложил парням концепцию совместного релиза.

Пять треков, как пять пальцев кулака (25/17 и Грот – четыре человека, четыре кулака на обложке в форме креста), биты делает Кит, оформление – Давыдовский. Название – «Сила сопротивления».

Совместные треки записывали так: Кит скидывал мне лупы, я отбирал понравившиеся, пересылал их дальше – Дмитрию и Витале. Они отбирали биты под настроение своих текстов, записывали демки и скидывали мне. Я дописывал свои куплеты, если было нужно – припев, как в треке «Сила сопротивления», приглашал друзей на фиты.

Потом парни, приехав на очередной засадовский концерт, записали свои куплеты на нашей студии на чистовую.

Три совместных трека и по одному от каждой группы – кулак был готов.

Сводил альбом DJ Navvy.

Через десять дней после выхода альбома состоялась его презентация в байк-клубе Alcatraz.

Перед концертом мы предупреждали слушателей:

«При посещении концертов групп лейбла ЗАСАДА production отныне и впредь настойчиво просим воздержаться от публичной демонстрации своих политических взглядов. Мы ценим поддержку со стороны наших слушателей, но нагнетание нездорового ажиотажа мы воспринимаем как провокацию, направленную на привлечение нежелательного внимания, что мешает продвижению групп и затрудняет организацию мероприятий.»

Несколько сотен людей не смогли попасть в клуб – не хватило места. В гардеробе люди сдавали оружие. Ножей и травматов набралась полная коробка. Байкеры были очень удивлены, они ожидали увидеть других «рэперов». Как я узнал позже, одним из организаторов этого концерта была Евгения Хасис.

Через месяц презентацию повторили в одном из клубов на территории завода «Арма». Клуб был больше, людей пришло ещё больше.

Этот альбом (как и весь социальный рэп - жанр, быстро и чутко реагирующий на происходящее) сложно воспринимать без контекста, его надо было слушать именно тогда, когда он был выпущен.

Украина ещё не была идеологическим врагом/экономическим партнёром, а Россия не была в состоянии новой холодной войны со всем миром. Спайс продавали почти в открытую, новостные ленты рассказывали нам про изнасилования, убийства и грабежи местного населения, медийные либеральные активисты и официальные представители власти дружно обвиняли во всём «русских фашистов», пассионарии  отвечали, как умели, и уезжали на зоны.

Мы же пытались перевести дискуссию в другое смысловое поле.

Альбом сопровождал пресс-релиз:

«К настоящему моменту деструктивные силы  значительно преуспели и добились видимых результатов. Подмена понятий, искажение фактов, создание ложных целей – война за наши души начинается в наших головах. То, что раньше считалось неприемлемым, становится не только нормальным, но и обязательным, защищаемым и поощряемым на разных уровнях. Неприятие «нового порядка» и «новых ценностей» получает клеймо «фашизма» и используется в тактических целях, чтобы вызвать недоверие и неприязнь у колеблющихся и сомневающихся. Те, кто не ведают иных ориентиров кроме «фашизма» и «антифашизма», чей горизонт ограничен материальными ценностями и стремлением к получению удовольствий, легко принимают такую систему координат. В подобной ситуации мы не будем пассивно подчиняться и хранить молчание.

Изменения на социальном уровне, исправления следствий, а не причин, будут не эффективны, результат, в лучшем случае, иллюзорным и нестабильным. Разделение на «правых» и «левых» при таких обстоятельствах удобно для  манипуляций, контроля и отвлечения внимания от главного, так как «лево» и «право» легко меняются местами, в чем можно убедиться, проследив историю этих терминов. Нас интересует движение «вверх», точнее «ввысь». Искать истину, стремиться к пониманию того, что угодно Богу, - вот то, что поможет нам приобрести и сохранить свободу, иметь правильные ценности, и никто и ничто не сможет помешать нам на этом пути.

Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими вскоре. Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами! Аминь. (Рим.16:20)»

Мы, пусть наивно, но искренне говорили о пути наверх. Этого, к сожалению, почти не услышали.

Альбом вышел в свободное скачивание 13 января 2010 года.

В 2015 году трек «Дым» по решению суда был внесён в федеральный список экстремистских материалов.

В начале апреля 2010 года вышел засадовский сборник «Всем весна!» - новые треки с новых альбомов, которые планировалось зарелизить на нашем лейбле в течение года.

Наш совместный трек «Надежда» был финальным, программным, закрепляющим. Дима и Виталик прислали набросок бита, Антон, по выражению Дмитрия, «сделал его крутым», я сочинил текст, записались, отправили демку в Омск, в ответ получили акапеллы с куплетами. Также на треке отметился  D-Man 55.

А в конце апреля у парней был готов альбом «Вершители судеб». Для меня это лучший релиз группы, один из лучших альбомов в русском рэпе, а «Малосемейку» я считаю одним из лучших треков на русском.

После выхода альбома мне позвонил Смоки Мо. У него были претензии ко мне по поводу трека «Быть похожим на тебя». Я удивился звонку и предложил встретиться и пообщаться.  Вспоминая этот разговор, я допускаю, что воспринял звонок Александра как «предъяву», а он моё предложение как «забивание стрелки». Я позвонил парням, дал им его номер для того, чтобы они, как авторы трека, связались с ним и обсудили свои метафоры.

Парни позвонили, поговорили и написали вот этот текст, который разместили на своих страницах:

«Во избежание недопонимания и инсинуаций в адрес нашей группы и лейбла Засада production официально заявляем, что трек «Быть похожим на тебя» не содержит негативных намеков в адрес лично МС Молодого. При написании трека мы ставили своей целью предупреждение живых, но никак не оскорбление тех, кого уже нет. Над нами одно и то же зло, и МC Молодой, как и многие наши друзья, стал его жертвой. Объединяться и бороться, но никак не стоять в стороне, или ещё хуже, пропагандировать. Рассчитываем на понимание. ГРОТ (Засада production).»

Мне Александр не перезвонил, мы с ним так и не встретились и больше никогда не общались.

В мае я решил закрыть лейбл. Все участники групп были в курсе моего решения, я дал время подготовиться к самостоятельному продолжению их рэп-карьер и выпустил под логотипом Засады все обещанные в апреле альбомы. Слушатели узнали об этом только в сентябре:

«Эта история началась в 1998 как объединение рэп-групп из Омска. В статусе промо-группы мы организовывали концерты, проводили фестивали, занимались продвижением своих команд. Выйдя за пределы родного города, мы продолжили свою деятельность как независимый лейбл, выпускали альбомы, сборники и видеоклипы наших артистов. За двенадцать лет менялся состав участников, менялись наши убеждения, менялось наше творчество. Основная задача — познакомить слушателей с творчеством групп лейбла — на данный момент выполнена. Группы набрали достаточный личный потенциал для того, чтобы двигаться дальше автономно. Мы благодарны всем, кто поддерживал нас и помогал нам все эти годы».

«В этом ЕР мы собрали весь наш оставшийся материал, созданный в рамках лейбла ЗАСАДА production. Следующая работа – с чистого листа. Любые изменения вокруг никоим образом не касаются целей нашего творчества. Никто, кроме нас», - сказали Дмитрий и Виталий и выпустили «Личную Вселенную» с ремиксом Антона на трек «Кровь с кислородом».

29 октября в Москве состоялся концерт «Последняя осень» - закрытие лейбла Засада production. Не все желающие смогли попасть в клуб.

На следующий день я позвонил Арни, принимавшему участие в треке «Сила сопротивления», с просьбой зайти в чайный магазин и купить улуна. Через несколько минут после моего звонка его и ещё одного нашего друга подстрелили. Из травматики. Днём. В центре Москвы. В упор.

Парни остались живы, нападавших не нашли. Да и самого нападения не было. Так потом сказали сотрудники, снимавшие показания у раненых
парней.

31 октября 2010 года мы продублировали «Последнюю осень» в Санкт-Петербурге.

Прошло шесть лет. 1 сентября мы выпускаем наш новый совместный релиз «Солнцу навстречу».

В этот раз не будет патетичных пресс-релизов с нашими манифестами. Мы просто будем читать ваши комментарии, наблюдать яростные споры тех, кто понял «новый, глубокий смысл», с теми, кто требует «жёстко, как раньше», созваниваться друг с другом и радоваться тому, что всё же есть люди, которые не только слушают, но и слышат. Надеюсь, таких будет больше, чем раньше.

А 10 сентября мы и группа Грот будем выступать на Дне города Москвы (https://vk.com/luzhnikifree).

Там мы с парнями выйдем в прямой эфир с моего аккаунта в Перископе (www.periscope.tv/2517_official), пообщаемся с вами и ответим на ваши вопросы, которые вы можете задать здесь: https://vk.com/topic-1212665_34069414

Музыка

Позвонила милая девушка из журнала "Русский репортёр", спросила, какие альбомы я слушал в последнее время. Я ей рассказал и попросил прислать текст, чтобы проверить и избежать ошибок. Текст прислали, я его отредактировал и отправил в журнал. Журнал вышел. Текст с ошибками и отсебятиной (я рассказывал про другой альбом Коэна, а когда я говорю о музыке, то не использую слово "элегия", я не впечатлительная барышня). Это всё, конечно, не так важно, к отечественной журналистике я уже привык, но всё равно неприятно, когда тратят моё время, чтобы вложить мне в рот свои слова.

Я понимаю, что я, наверное, должен быть благодарен за то, что про нас пишут, но вот в чём дело. Мы стали одной из самых популярных групп в стране без участия ваших журналов, информационных телеканалов и радиостанций. Мы вам ничего не должны.

Ниже правильный вариант текста. Ничего особенного. Просто про музыку.

ПС. Про «Обитель.16 рота» они меня сами спросили. Я свои альбомы не слушаю ))

МНЕНИЕ

Андрей Позднухов (Бледный), рэп-исполнитель, основатель и участник группы «25/17»

С любопытством прослушал новый диск «старичков» The Prodigy «The day is my enemy». Этот альбом скорее для тех, кто помнит легендарные годы нелегальных рейвов, там ведь нет содержания, только форма, а в танцевальной музыке уже давно другие тренды.

Альбом Мэрилина Мэнсона «The Pale Emperor» очень крутой по звуку, мне он понравился музыкально, по драйву. Я никогда всерьез не относился к образу этого исполнителя, сейчас он похож на пожилую сторчавшуюся учительницу, заигравшуюся в сатанизм, хотя я понимаю, что это определенный стиль со своими правилами, но для меня музыка отдельно, шоу отдельно. Как говорится: «он пугает, а мне не страшно».

Говоря о легендарных исполнителях, нельзя не назвать сборник лучших работ Леонарда Коэна «Opus Collection», который вышел в этом году. Коэн пережил столько волн, приливов и отливов своей популярности, что тут уже невозможно определить аудиторию, которая его слушает. Сначала он получил признание как поэт, потом стал исполнителем песен, первый его альбом вышел ещё в 60-х годах. В 1994 году в фильме «Прирожденные убийцы» прозвучали песни из его альбома «The Future», и Коэна горячо полюбили в нашей стране. Такие исполнители, как Леонард Коэн, Том Уэйтс, вне времени, им наплевать на тенденции, они формируют свой мир.

Из отечественных новинок назову «Grandi Canzoni. Opus Magnum» Дмитрия Ревякина. По сравнению с работами группы «Калинов мост», лидером которой является Дмитрий, его сольный альбом достаточно эклектичный, можно даже сказать, экспериментальный.

Еще один эксперимент - диск «Охотник» Захара Прилепина и группы «Элефанк». Я воспринимаю этот альбом не как работу Прилепина, а как коллективное творчество, уж очень там всех много и все очень яркие и самобытные. Есть что-то большее, чем музыка, что-то более важное, что объединяет людей, работавших над пластинкой, есть общий стержень. Этим этот альбом и интересен.

IBEYI «Ibeyi»

Сестры - близнецы Лиза-Каинде и Наоми Диас из Франции, поющие на английском и йоруба, языке Западной Африки, вплетают в свои композиции кубинско-африканские ритмы и мотивы. Название для группы и для одноименного дебютного альбома девушки выбрали неслучайно - на йоруба «ibeyi» буквально означает «близнецы». Любовь дуэта ко всему кубинскому объясняется их происхождением – отец Лизы-Каинде и Наоми, кубинский музыкант Мигель «Анга» Диас, получивший в составе Buena Vista Social Club «Грэмми», пожалуй, самый известный перкуссионист латиноамериканского джаза. Он  научил дочек перед смертью играть на своем любимом инструменте кахоне. Пластинка «Ibeyi» -  откровения девушек о семейных потерях и существовании после смерти отца и старшей сестры. Как сказала в одном интервью Лиза: «Песни — это как терапия: испытываешь боль снова и снова, но в конце каждый раз ее побеждаешь». Андрей Бледный: «Песня «River» - гипноз, лучше всего смотреть видео, не оторваться».

IMAGINE DRAGONS «Smoke + Mirrors»

Яркая американская инди-группа выпустила долгожданный альбом. Пластинка может показаться вычурной, но интерес к ней вполне оправдан: треки звучат хитово, размашисто, масштабно. Гитары выполняют роль декораций и гораздо больше пространства в музыке альбома занимает перкуссия. Андрей Бледный: «В их звучании есть своя патетика, и альбом построен интересно, но для меня это всё чересчур красиво».

ОБЕ ДВЕ «Дочь рыбака»

«Дочь рыбака» - второй альбом екатеринбургской поп-рок группы. Солистка Екатерина Павлова объясняет его название новым увлечением своего отца – рыбалкой. Первая пластинка «Знаешь, что я делала» вышла четыре года назад и принесла коллективу популярность. За это время состав группы успел обновиться, а слушатель их подзабыть. По настроению «Дочь рыбака» - более лиричная и грустная работа из 11 композиций, включая кавер на песню Майи Кристалинской «У тебя такие глаза». В исполнении Кати, к слову, поклонницы Таривердиева, хит из кинофильма «Человек идет за солнцем» прозвучал лаконично и тонко. Андрей Бледный: «Интересный альбом, но не про меня. Для девочек».

TONY TOXIC «Familia»

Француз Tony Toxic, участник группы L’uZine выпустил в конце апреля сольный альбом «Familia». Пластинка придется по вкусу поклонникам классического французского рэпа 1990-х гг. Даже если вы ни слова не понимаете по-французски, композиции кажутся простыми и понятными на эмоциональном уровне. Не случайно, одна из композиций «Je chante la vie» в переводе звучит как «Я пою о жизни». На обложке, как и подобает названию альбома – большая, дружная семья. Андрей Бледный: «Концентрированная рэп-ностальгия по старым добрым временам».

25/17 «Обитель.16 рота»

Группа «25/17» выпустила альбом с композициями из одноименного спектакля. Это совместная работа «Активного театра», группы «25/17» и сотрудников Государственного литературного музея. Идея участия музыкантов в спектакле по роману Захара Прилепина родилась у режиссера Марины Перелешиной. Как говорит Андрей Бледный: «Нам интересно было попробовать что-то новое, это смена формата, в спектакле мы не актерствуем, с нашей стороны это было бы слишком самоуверенно, мы читаем текст и исполняем песни. Одно дело, когда ты выходишь на сцену, где несколько тысяч человек, которые знают твои тексты, вокруг тебя музыканты, и совсем другое этот спектакль - две гитары, двести зрителей, и ты должен совсем другими способами добиться такого же эффекта: до каждого дотянуться и потрогать за сердце».

"Русский репортёр" №13 (389)
28 Май 2015








Про Украину. Дайджест.

Вы официально объявили о решении отменить запланированный тур по Украине. Почему?

Потому что случиться на концерте может всякое, а я не готов брать ответственность за своих музыкантов и за наших слушателей. Нам предлагали выступить на юго-востоке Украины, но мы отказались. По той же причине отменили поездку в Киев – один из наших любимых концертных городов.

Еще вы не захотели сниматься в сюжете «Первого канала», посвященному ополченцам, слушающим вашу музыку. Свое решение вы мотивировали тем, что не хотите ассоциироваться с войной и занимать чью либо сторону. Не было ли соблазна «подумать», найти компромисс? Не боялись ли, что отказ закроет перед вами некие двери к большим возможностям?

Конечно, мы подумали, мы же не истерички – услышали «Первый канал» и сразу: «нет, Сатана, мы не пойдём к тебе в передачу!». Если бы мы в этот агитпоезд запрыгнули, возможно, что он нас домчал бы куда-то повыше, к кормушке. Мы не такие шумные, как Нойз, и не такие старые, как Макаревич, нас знают гораздо меньше людей, нас нет смысла показательно пороть за отказ от сотрудничества с машиной госпропаганды. Я, в отличие от жителей «фейсбука», профан в геополитике, мы на стороне тех мирных граждан, женщин и детей, которые гибнут, пока делят территорию, на которой они живут.

Пропаганда влияет на умы жителей обеих стран, но, по ощущениям, степень антироссийской истерики на Украине давно находится за гранью реального. Знакомый боец MMA, побывавший недавно на турнире в Киеве, рассказывал, что каждый первый просил его передать привет Путину.

Отождествлять политику государства и его жителей – это колхозное сознание. Я могу так говорить, я сам из провинции. Мне это напоминает истории о наших концертах в глубинке. Приезжаешь, к тебе подходят местные и спрашивают: «Как Гуф? Как Баста? Как Нойз? Как Луперкаль?». Как будто мы живем в таком рэп-общежитие. Где Нойз по коридору голым бегает, Леха с «бульбиком» у окна сидит, Вася рядом чай заваривает, а Луперкаль с балкона зигу кидает. Мы общаемся, но у каждого своя жизнь. Когда говорят: передавай привет президенту – это колхоз. На решение Владимира Владимировича мнение большинства россиян никак не влияет.

На ваши концерты по старинке заглядывают силовики из отдела по борьбе с экстремизмом. Но если раньше в песнях «25/17» хватало бунтарства, то сейчас они стали философскими. Устали бороться?

Скажу так: мы живем здесь, хотим жить здесь дальше и надеемся, что наши концерты не будут запрещать, надеемся, нам не придется отсюда уезжать. Знаешь, я сейчас приведу пример. Он больше о локальном чувстве любви к родине, но тем не менее. Как-то я был в горах. Стоял, смотрел, ну надо же, думаю, как красиво! И в тоже время понимал, что все эта красота не моя. Я когда приезжаю в Сибирь и еду с отцом и мамой через зимнюю тайгу, то сердце радуется. Есть ощущение, что здесь все мое… Папа, мама, елки, березки, друзья мои. Я это все люблю и хочу, чтобы все вокруг менялось в лучшую сторону. Но, как это не банально звучит, изменения не произойдут из-за смены ключевых фигур в правительстве. Я в этом абсолютно уверен. Неважно, как зовут президента — Вова, Петя или Вася. Это никак не влияет на решение человека — убить своего соседа после литра водки или пойти к чужой жене. Разве глава государства их толкает на грех и преступление?

«Диванные оппозиционеры» с «Facebook» с вами бы не согласились.

Знаешь, я как-то общался с сестрой своего друга. Она классический космополит, много времени проводит за границей, вращается в рекламном бизнесе, отдыхает в правильных местах. И вот девушка говорит: «В России плохо, хочу отсюда уехать навсегда! Потому что здесь некрасиво, нет пандусов, а еще здесь притесняют секс меньшинства!». У нее много друзей геев, и ей за них обидно. Знакомых «колясочников» нет, просто про отсутствие пандусов говорить модно. Папа девочки –  еврей, и она в какой-то момент поняла, что, она наверное, нерусская. Все это звучит, как анекдот или агитбайка с сайта арийских жидоборцев. Ее не волнуют реальные проблемы — низкие пенсии, бюрократия в ЖКХ и т.д. и т.п. И это срез, эти люди так живут, так думают. Они от страны дистанцируются — здесь мы, а здесь вы. У нас в Европах, где мы часто бываем, хорошо, а у вас, у русни сиволапой — плохо. Некрасиво, пандусов нет и геев обижают. А я вам тут про березки…

Интервью — Василий Трунов. «Афиша Волна». (http://www.2517.ru/o-rp-fizruke-i-natsionalizme)

Андрей, какой видится вам РУССКАЯ ДОРОГА? Птица-тройка свернула на этапе завьюженной пурги (революция 1917 года), в котором трагичному Блоку впереди грезился Иисус Христос. Согласны ли вы, что на том повороте так и осталась Россия, которую мы потеряли, и о которой Леонид Парфенов рассказывал в своем фильме «Цвет нации»? Свернула ли, по вашему мнению, птица-тройка сно-ва в 90-х 20-го века? И насколько правомерно воспринимать ваш альбом как своеобразный сигнал: мол, ребята, опомнитесь, мы все идем не тем путем?

Говорят, что история не терпит сослагательного наклонения. И обобщать ее за десятилетия, особенно в которых я не жил, мне, честно признаться, сложно. Я думаю, что то, о чем мы с Антоном говорим, актуально всегда, независимо от того, на каком этапе исторического пути наша страна находится. Христос же всегда Христос, и Христос есть Путь.

Не настало ли сейчас время немного притормозить, приостановиться, чтобы обдумать пройденный путь, признать совершенные ошибки, их наличие? Приложить подорожник к ранам, и уже тогда, раскаявшись, с ясным сознанием снова двинуться вперед?

Я не считаю, что у нас все хорошо, но и не так все плохо. Мы с Антоном не из тех людей, для которых все, что в стране ни происходит, вызывает негатив. И опять же мы трезво смотрим на вещи. Все замечаем. Говорить о том, что мы куда-то не туда идем, я бы не стал. Весь мир куда-то не туда свернул, куда-то не туда идет. Поэтому мы бы хотели до-нести главную мысль, что верный путь есть Христос. А это всегда актуально. Может быть, для русского человека сейчас это наиболее актуально. Мы за «нулевые» чуть-чуть расслабились. Вот сейчас будет шанс вернуться.

Анна Дулевская. «Инфо-Сити» (http://www.2517.ru/put-est-hristos)

Думаю, именно сейчас, когда вы заняли такую равноудаленную позицию, к вам как раз и потянулись разного рода политические силы, которым нужны молодые голоса.

Это и раньше происходило. И Зюганова поддерживать предлагали, и на Селигер звали. Какие-то радикальные и полурадикальные организации пытались заказать нам гимны. Мы элегантно отказывались.

И с НБП не было тесных контактов?

Общение могло происходить на уровне, скажем, личного знакомства в гостях у Захара. Посидели-пообщались, попили чая. Дело в том, что я не так очарован их могучим дедом, как они.

А сам Прилепин не звал присоединиться к какой-то своей активности? Скажем, съездить вместе на Украину?

Он нашу позицию знает, поэтому и не звал.

А другие? Я видел на вашей стене «ВКонтакте»: «Приезжайте в Харьков!»

Мы вообще от всех концертов на всей территории Украины отказались, отменили запланированную киевскую презентацию альбома, хотя мы очень любили ездить в Киев.

Обычно в таких случаях говорят: «Это ведь такие же ваши поклонники, хотят слушать песни. Зачем им в этом отказывать?»

К сожалению, наши слушатели, как и все прочее население, не защищены от пропаганды, которая есть и в России, и на Украине. Мы же не просто про солнышко-цветочки песни поем. Так что мы не готовы подкидывать дрова в костер взаимной ненависти. А сейчас получается, что просто по факту того, что ты артист из России, ты уже политическая единица. Вот, казалось бы, насколько аполитичный исполнитель L’One, он ну совсем не про это. Он, условно говоря, про “локти” (имеется в виду хит рэпера L’One “Все танцуют локтями”.—Weekend). Даже на его концерте были какие-то кричалки, какой-то “перформанс”. И после выступления в Киеве он отменил несколько концертов на Украине.

Но ведь трещина пролегла и между теми, кто вроде бы «по эту сторону».

В фейсбуке я некоторых людей просто отключаю. Как, например, Егора Бычкова (руководитель нижнетагильского отделения екатеринбургского фонда «Город без наркотиков».— Weekend), что не мешает нам продолжать сотрудничество по линии его фонда «Живи, малыш», собирать деньги детям на операции. Я ему так и сказал: «Егор ты надоел, я тебя отключил».

А хотя бы в теории может появиться политическая сила, с которой вы бы солидаризовались?

Я сомневаюсь, что какие-то политические партии или лидеры в принципе могут изменить ситуацию в нашей стране. Я думаю, дело здесь в следующем: урожай картошки, например, в Сибири не зависит от того, кто граждан с Новым годом по телевизору поздравляет. И в том, что кто-то сегодня выпьет литр водки и разобьет голову соседу, виноват будет точно не Путин или коварный Обама.

Мрачный прогноз.

Кали-юга.

У тебя в ЖЖ была мощная реплика по поводу того, как вас хотели снять для сюжета «Первого канала» про то, как ополченцы в «Новороссии» слушают песни «25/17″. И вы отказались, потому что не хотели, чтобы из вас делали «антимакаревичей». И часто просят о таком?

Мы — удобные персонажи для пропаганды. Мы, в отличие от повара-подводника, молоды, нас слушает много пассионарной молодежи. Наш слушатель — «ВКонтакте», не в фейсбуке, мы более «народные». Мы же такие простые ребята деревенские, сибиряки (в отличие от «московского» Макаревича), честные, настоящие, за Русь, за папу, за маму, за березку. Мы сразу этот момент отсекли. Мы-то, конечно, за березку. Но винтиками в пропагандистской машине быть не хотим. А тут система дает очень четко понять: каким бы ты ни был известным поваром, подводником и рок-ветераном, когда надо, так сказать, для пользы дела на благо всей страны, все произойдет просто по щелчку. Распитие пива с премьером не поможет, тебя принесут в жертву священной объединяющей ненависти. Так что мы лучше в рощу сходим, сока березового попьем.

Борис Барабанов. Ъ-Weekend (http://www.2517.ru/vintiki)

Вас же журналисты тоже хотели связать с войной, когда Захар Прилепин написал на своей страничке в «Facebook», что «25/17» — любимая группа ополченцев. «Первый канал» собирался про это сюжет снять, но вы отказались. Почему?

Мы не хотим ассоциироваться с войной и занимать чью-либо сторону. Нам предлагали выступить на юго-востоке Украины, но мы отказались. По той же причине отменили поездку в Киев – один из наших любимых концертных городов. Ополченцы, кстати, приезжали на наше выступление в Ростов-на-Дону. Не буду говорить, кто, но это достаточно известные люди. Мы пообщались, они идейные, с убеждениями, за которые воюют. В Краснодаре виделись с парнем из Луганска, он когда-то организовывал там наш концерт. Мне интересно выслушать, как можно больше сторон. И пока я не могу сказать, что все мирные жители безоговорочно радуются происходящему. Но вообще мне не нравится антироссийская истерика в Киеве, у нас таких вещей нет. Я недавно был в музее истории Оренбурга – там есть зал, посвященный Тарасу Шевченко. А на первом этаже музея стенды о всех народах города – поляках, евреях, немцах, русских. Украинцы там тоже есть. Никто этот стенд не убирает, посетители в него не плюются, да и Тараса Шевченко из музея не выгоняют.

Об украинских событиях наверняка тоже снимут кино и не одно…

У меня при просмотре военных фильмов всегда возникает вопрос, кто дал на это деньги? Кому выгодно показать историю именно в таком ракурсе? Голливуд взялся за тему Второй мировой, там все по-другому, не так, как в нашем кино. Фильмы могут быть высокохудожественными или нет, но они все равно превращаются в орудие пропаганды. Как в истории с Александром Невским, снятым накануне ВОВ. Ты же знаешь, что он не говорил фразы: «Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет!». Она библейская, а сюда её удачно вписали сценаристы. Да и само Ледовое побоище не являлось крупной битвой, как нам преподносили это в учебниках истории. Похожая тема с Иваном Поддубным. Фраза, что он не проиграл ни одного боя в фильме – мифотворчество. Он, кстати, украинец, так что герой к той стороне уходит, хоть Киев фильм и запретил. На Украине своя реальность, свои мифы. Сейчас идет война мифов.

Василий Трунов. «Комсомольская правда» (http://www.2517.ru/v-nashem-filme)

В Екатеринбурге запретили проводить концерты Макаревича и Арбениной. Одна из ваших песен признана экстремисткой. Вы сталкивались с запретами своих концертов?

Бледный: Повышенное внимание есть всегда. Это было, и это есть до сих пор. То есть организаторам звонят специальные люди, они приходят на концерты в штатском, в гражданке. Специальные люди снимают на концертах слушателей, записывают наши выступления, чтобы, наверное, потом какую-то крамолу выискать. Был период, когда мы на наших концертах говорили, что в зале присутствуют люди в штатском, у них тяжелая работа, давайте их поддержим, и им все хлопали. А один раз после концерта к нам подошёл человек, который сказал, что он как раз и есть такой человек в штатском, и он тут по работе, но ему очень нравятся наши песни.
Только что в Челябинске с нас брали расписку, что мы не будем исполнять на концерте ту самую запрещенную песню «Будь белым». Мы, кстати, пытались с нашим юристом эту ситуацию как-то решить. Но это нерешаемо. У нас в стране система «заднюю» не включает. То есть вот попали в список экстремистских материалов, и уже неважно, о чём на самом деле эта песня, пересматривать ничего не будут. Это старый-престарый трек, рэп про рэп. Мы уже давно такие не пишем и не исполняем. Песне этой сто лет в обед, она шуточная, о том, что надо делать рэп с учётом местных особенностей, а не копировать американский один в один. Насколько я знаю, она была на стене «Вконтакте» у молодого человека вместе с песнями и видеороликами «оголтелой тематики», тут название сыграло свою роль. Текст и смысл уже неважен, и вместе с другими, в комплекте, её признали экстремистской, что тут разбираться – название такое. Хотя я думаю, если бы она, допустим, называлась «Будь чёрным» или «Будь жёлтым», всё вообще было бы в порядке и, может быть, нам бы грант какой-нибудь дали такой хороший, жирный на борьбу с ксенофобией. Когда мы узнали, что наша песня стала запрещённой, мы смеялись, потому что это глупость, реально глупость.

А что вы думаете об этой ситуации, когда некоторые артисты делают громкие заявления на околополитическую тему, а потом им начинают отменять концерты?

Бледный: По-моему, наивно думать, что делая какие-то заявления, не будет никаких последствий. И потом принимать какую-то обиженную позу тоже как-то наивно, все взрослые люди же. У наших политиков, у государства есть, так скажем, официальная точка зрения, озвученная гражданам через телевизор. И если ты герой и вот такой смелый, заявление сделал, которое идёт вразрез с официальной политикой государства, значит будут последствия. А если этих последствий нет, в чём тогда твой героизм? Хочешь быть героем – будь, твоё право, твой выбор. Только не жалуйся потом.

Вы отменили все концерты в Украине, не едете и в Новороссию, где, как написали многие СМИ, ваше творчество любят. Почему вы стараетесь остаться в стороне от этих событий?

Бледный: У нас были предложения выступать в разных частях Украины, мы отказались от всех и отменили концерты, которые уже были заявлены до произошедших событий. Сейчас сложно избежать политического контекста, а мы не хотим в этом принимать участие, в этот костёр взаимной ненависти дрова подкидывать.

Но слушатели-то ваши ведь не виноваты, что так происходит.

Бледный: Но, тем не менее, наши слушатели тоже находятся под влиянием пропаганды – что российской, что украинской.

Бледный написал у себя в блоге: «упоротые укры, упоротые крымнашисты». Никто из сторон этого конфликта не вызывает у вас симпатии?

Бледный: Если человек не слышит никаких аргументов, кроме своих собственных, если не хочет хотя бы попытаться быть объективным и как-то анализировать, если слышит только себя, я называю такого человека «упоротым», и мне не важно, за что он упорот, почему и как.

История с «Первым каналом». Вы отказались от интервью, хотя по идеологии, которую сейчас продвигает «Первый», очевидно, что вашу группу бы не выставили в плохом свете, ведь речь шла о том, что вас слушают ополченцы. Почему вы всё-таки отказались?

Бледный: Наше творчество не об этом. «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных».

Вы бы так сказали, и это бы вышло в эфир.

Бледный: Ты вот так наивно думаешь, да?

Я думаю, что у них не было цели выставить вас в негативном свете. Я не защищаю «Первый канал», я пытаюсь понять.

Бледный: Я думаю, что не было цели выставить нас негативно, но была цель вписать нас в свой контекст.

Ант: Знаешь, получилось бы, что «25/17» – не хорошие музыканты, не хорошие мелодисты, не хорошие текстовики, а «25/17» – просто группа, которую слушают ополченцы. Всё. Агитки, марши духоподъёмные… Понимаешь, мы агитки не пишем.

Нет, я-то просто делаю упор на то, что люди, которые о вас вообще не слышали, может быть, узнали бы, может, стали бы вашими поклонниками.

Ант: Кто знает – тот знает.

Бледный: Кому надо, тот услышит. Кому не надо – тому не надо. У нас нет мечты быть самой популярной народной группой в стране. Мы и так одна из самых популярных рэп-групп.

Ант: Это не первый эфир, от которого мы отказались. Это же наше право не ходить, правильно?

Бледный: Это не первый раз, когда мы отказались, и не последний.

Но вы написали об этом инциденте у себя в блоге.

Ант: Мы написали о самом инциденте, о том, что произошло после нашего вежливого отказа, о том, что это за люди. И уж после такого вдвойне не хочется давать никаких интервью, ходить на какие-то каналы…

Бледный: Да, я потом об этом написал. В этом ничего интересного нет. Ну, предложили нам, мы отказались – рабочая ситуация. Нас уговаривали целый день, писали письма с разных ящиков, звонили. А потом сказали, что мы тратим их драгоценное время, выразили надежду, что им больше никогда не придётся общаться с нами и закончили общение настойчивой просьбой забыть их контакты и не беспокоить их.

Ант: Просто невежливо – это мягко сказано. Это очень неприятно.

Бледный: Это не первое наше общение с прогосударственными каналами, и очень огорчает, что там люди ведут себя так, как будто они – полубоги.

Наталья Вахонина. Агентство новостей «Между строк» (http://www.2517.ru/mstrok)

Планируются ли у вас концерты на Украине? В связи с событиями произошедшими многие не хотят туда ехать.

Бледный. Мы отменили концерты на Украине и отказываемся от всех предложений. Тут две причины: первая — я не готов взять ответственность за своих музыкантов, за наших слушателей там. Очень просто устроить провокацию на концерте, и потом это будут по-разному рассказывать в двух странах. Я не хочу быть винтиком ни в чьей пропагандистской машине. Нам предлагали и в Луганске выступать, и на Юго-Востоке — мы и от этого отказывались. Мы отменили презентацию альбома в Киеве. Людям сложно понять нашу позицию: мы ни за кого. Собственно, вторая причина — не хочу быть винтиком в этой машине ни с той, ни с другой стороны.

Борис Шейк. Rap.ru (http://www.2517.ru/rapruraprapom)

Не боитесь, что радикально противоположные мнения о ситуации на Украине могут внести серьезный раскол в российское общество?

Андрей: Если люди будут меньше смотреть телевизор, никакого раскола не будет.

Возможны ваши концерты на Украине в ближайшее время?

Андрей: Несмотря на то, что предложения по-прежнему поступают из всех частей Украины, мы на них отвечаем отказом и отменили то, что было запланировано. К примеру, в Киев не поехали. Пока всё не успокоится, вопрос с Украиной для нас закрыт.

Антон: Помимо всего прочего, у нас есть ответственность перед родными, перед своим коллективом. На Украине может произойти всё что угодно.

Мы все замечаем, что после ситуации с Крымом, событиями, связанными с гримасами Запада, в России наблюдается бум патриотизма. У вас на концертах это как-то заметно? К примеру, во время песен, прославляющих русский дух.

Андрей: Нет, совсем никак эта история не проявляется. Наоборот, хочу заметить, раньше постоянно случались массовые скандирования «Русские, вперед!», сейчас этого практически нет.

Олег Воротынцев. Журнал «Глаза» (http://www.2517.ru/glaza2)

Как вы относитесь к запрету на концерты, под который попали некоторые из российских музыкантов?

А.: Прежде чем открыть рот, надо думать головой.

Б.: Кто же мешает музыкантам высказываться? Не стоит забывать, что известные люди пользуются кредитом доверия, лояльностью, когда озвучивают свои мысли. Врач-стоматолог лечит зубы, но он не политолог. Для меня же нет разницы кто сказал, дворник или Макаревич. Человек просто выражает свое мнение.

А вас зовут выступать на Украину?

Б.: Мы отменили все концерты, которые планировались.

А.: Пока все не закончится, мы не будем выступать.

Анна Неретина. «АиФ Черноземье» (http://www.2517.ru/aif-voronezh)

Поддерживаешь ли официальный идеологический курс государства на духовные ценности?

Боюсь, сращивание Русской православной церкви с государством может навредить ей. Такая популяризация религии способна вызвать в народе обратный эффект – отторжение. Государство подменяет духовность внешней атрибутикой. В речах президента появились «духовные скрепы». На практике эти скрепы выражаются в том, чтобы под знаменем православия воевать с педерастией (хотя из телевизора она никуда не делась). При этом в Библии мужеложцы упомянуты в одном ряду с пьяницами (а также с убийцами и проститутками). Что-то я не вижу религиозно обоснованной борьбы с пьянством.

Ещё в речах президента появился русский народ.

Когда-то давно он назвал себя «русским националистом в хорошем смысле», при этом разговоры об интересах русских в России категорически не приветствовались. Сейчас они приветствуются только в одном направлении – в смысле защиты русских от украинцев. Межэтнических проблем в Ставрополье или Москве власть по-прежнему не замечает. Речи о русском народе при отсутствии грамотной национальной политики внутри страны могут дать неожиданный результат: русские в России станут требовать защиты своих интересов – и государство не будет знать, что с этими русскими делать.

А что делать? Ввести визовый режим с Закавказьем и Средней Азией?

Это самое простое, что приходит в голову. На эмоциональном уровне хочется ответить: да. Но есть аргументы против. Если граждане среднеазиатских стран перестанут привозить домой деньги из России, экономика этих стран рухнет, они будут искать дружбы с другими. Тогда мы получим у своих границ условный Афганистан, который вдобавок может попасть под влияние недружественных нам западных государств – со всеми вытекающими последствиями. Так мне объяснили ситуацию люди, которые знают об этом гораздо больше меня. Но статистика по совершаемым преступлениям в Москве продолжает подогревать эмоции.

Майданы, болотки, манежки

В совместной песне с Д. Ревякиным ты выразил своё отношение к майдану: «Здесь в прологе – боль и в эпилоге – боль. А в некрологе – соль». При этом у тебя есть довольно жёсткие строчки. Например: «У всякого Ивана топор в гараже, и каждый здесь готов колоть вам яйца Фаберже».

Это не призыв, а констатация. Очень не хотелось бы стать свидетелем русского бунта. Бунтом правит не любовь, а ненависть.

В твоём творчестве достаётся всем: и «болотникам», и «нашистам», и ультраправым, и красным… Но непонятно, какую гражданскую активность ты считаешь правильной. Только благотворительность?

Ещё раз: я не учитель, у меня нет рецепта. Альбом «Лукавые дни», который ты цитируешь, заканчивается призывом к избавлению от ненависти: «Только любовь может сделать этот мир лучше». Мы наполнили альбом крючками, чтобы завладеть вниманием слушателя и в итоге предложить ему эту мысль. Ни в одном из политических движений я не вижу созидания как движущей силы – они всегда в первую очередь против кого-то, а не за что-то. Это касается и майдана, и Болотной, и Манежки. Требование Манежки мне понятнее (потому что оно было не абстрактным – «за добро против зла», а конкретным: найти и наказать убийц), но и она больше определялась ненавистью. В ходе тех беспорядков избили узбеков, зарезали киргиза. Власть услышала Манежку, но я не считаю это допустимым побочным эффектом, если вообще можно называть «побочкой» смерть человека.

Знаешь, иудеи когда-то были оккупированы римлянами, и у них тоже периодически возникали местные манежки. Они ждали лидера, который поднимет их на восстание, но Христос стал учить их совсем другому.

Сергей Рязанов. «Аргументы недели» (http://www.2517.ru/idealizm-realista)

Запись и сведение

Когда человек освоил процесс звукозаписи, тогда же и появились первые “задокументированные" концерты, спектакли и прочие мероприятия. Развивались технологии записи и студийное оборудование, и сегодня уже не секрет, что большинство современных аудиоверсий выступлений того или иного коллектива подвергаются серьёзной последующей обработке.

Речь идет не только о процессе сведения и мастеринга материала, но и о различных "хитростях": исправление некачественно исполненных партий, переписывание инструментов, голосов, замена целых кусков, а иногда и полностью переписанные выступления. Практика эта носит повсеместный характер, и мы не будем перечислять примеры таких работ.

Когда в 2012 году группа 25/17 пополнила свои ряды "живыми" музыкантами, мы захотели задокументировать этот этап. Повод был очень подходящий - юбилей группы. Мы, изменив аранжировки песен под новый формат, репетировали программу несколько месяцев, готовились серьёзно и ответственно. Очень волновались.

Московский концерт прошёл замечательно, были оплачены услуги специалистов по записи звука, мы не сомневались, что всё будет отлично...

Когда мы приступили к сведению, оказалось, что материал выглядит плачевно. Начали "спасать" концерт: редактирование, реставрация, чистка и монтаж, переписывание отдельных загубленных моментов выступления. Процесс странный: есть концерт, есть его энергетика, но, например, основной вокал записан с такими искажениями, что слушатель просто не разберёт слова песни. С таким же "качеством" были записаны гитары, клавиши, скрипка. Барабаны просто собирали посекундно. Мы старались максимально сохранить концертную "жизнь".

Через девять месяцев "Бортовой журнал" всё-таки вышел. Мы не считаем это обманом или фальсификацией, это было сделано из уважения к нашему слушателю. Вы ждали этот продукт, мы старались, и оправдания типа “что-то пошло не так, и обещанного фильма не будет” были неприемлемы.

Прошло два года, и мы решили выпустить новый видеоконцерт. Для осуществления аудиозаписи пригласили ребят из Gigant Record, в профессионализме которых убедились во время работы у них на студии. Репетировали каждую мелочь, опять волновались, нервничали.

На этот раз получили чистый аудиослепок концерта, всё было записано почти безупречно. Мы перепробовали несколько вариантов сведения: слишком чисто, слишком грязно, слишком широко, слишком сухо, просто “не то” и так далее. Красные глаза, литры кофе, споры и поиск решений, которые устроят всех.

Концерты в Москве всегда показательны, они намного масштабнее и мощнее, чем в других городах. Да и группа не может приехать в каждый населённый пункт нашей огромной страны. Мы сделали это для вас и только для вас. Чтобы каждый мог включить это видео у себя дома и почувствовать нашу энергетику, "побывать" на нашем столичном концерте.

Видео "Русский подорожник" - это наша концертная жизнь, зафиксированная именно в те два дня ноября 2014 года. Да, не всё гладко, не всё идеально, но мы растём и стараемся каждый раз прыгать на несколько ступеней выше. И будем расти дальше.

Богдан Солодовник и 25/17

Под солнцем

Я очень сильно сомневаюсь, что песенки могут кого-то изменить. Создать фон, поддержать эмоционально - да. А вот что прям послушал песню, всё понял и изменился - вряд ли. Это каким-то очень впечатлительным надо быть или очень доверчивым. Нас же всех учили мыть руки перед едой, переходить дорогу на зелёный и прочее чтотакоехорошоичтотакоеплохо? Или теперь всё изменилось, и родители учат, что жизнь надо прожить как можно хуже и побыстрее? И вот вам исполнилось, ну допустим, шестнадцать, вы послушали душеспасительную песенку и догадались, что водка - плохо, а мыло душистое и полотенце пушистое - это хорошо, мама, ты была права?

Учить, когда самим ещё учиться и учиться, как-то глупо. Рассказываем, как было, как стало, и почему. Делимся прожитым, так сказать. Можно слушать, можно не слушать, можно понимать, можно не понимать и просто подпевать, главное - билеты на концерты покупайте ))

Хотя, возможно, я просто забыл, как это - быть подростком, открывать для себя мир и пытаться форматировать его под себя. А он не форматируется, не меняется. Гаджеты меняются, а люди - нет. Любят, ненавидят, дружат, предают, создают семьи, разрушают семьи, рожают детей и делают аборты. А потом умирают. И ты умрёшь, мой юный друг. Как говорил один мудрый еврей, нет ничего нового под солнцем.

Учительская

Ты хочешь сказать, что ты лучше нас? Или ты что-то там такое понял, чего мы не знаем? И ты теперь нас тут учить будешь?

Ты дурак? Ты думал, что мы вот так взяли и тебе поверили? Мы помним, каким ты был. Таким же, как мы. Нормальным. Возвращайся. Мы ждём.

И не важно, балуешься ты эзотерикой исключительно под пророщенный овёс или изнуряешь себя постом и круглосуточно слушаешь радио "Радонеж". Если у тебя всё хорошо, молчи. Это неинтересно. В этом не поковыряться, не посмаковать подробности твоего пищеварения. Ты скучный.

Умные мысли - в книжках. Музыка не для этого. Так что, певец, ты либо кишки нам покажи, либо спляши как-нибудь затейливо, а вот умничать и учить нас как жить не надо. Развлекай, не выкобенивайся.

А вот песню про то, что мы сами всё можем, и у нас всё получится, - спой. Такое нам нравится. Только давай не усложняй. Сможем и всё. Как? Вот тут опять молчи.

А ведь и все правы. И каждый под свою жизнь себе музыку подберёт. Свой личный саундтрек. Выбор есть. Музыки очень много. Но чужой выбор ведь нужно обязательно раскритиковать и высмеять, да? ))

Я и "Каннибалов" слушал, и "Депешей", и "Гражданскую оборону", и Шаде. Когда горели - Бреговича и "Ленинград" на полную, когда носы чесали - "Портисхед" и "Дубовый Гай". Изменилась жизнь - изменилась музыка в плеере.

И песни про тлен я тоже сочинял. И как они "работают", чем цепляют, я знаю. Но меняется жизнь - меняются и песенки.

Кому агитки, кому саможалейки, кому глубокий смысл, кому инъекцию добра и мотивационный коктейль.

А мы не учеников ищем, а единомышленников.

Саундчек

Совсем скоро мы выпустим "Русский подорожник. Концерт в Москве" - видеозапись столичной презентации альбома, состоявшейся 7 и 8 ноября 2014 года - тридцать песен, исполненных с "живым" составом.

А пока можно вспомнить, как это было, прочитав статью Бориса Барабанова (http://www.kommersant.ru/doc/2606604).

Тренды и дети

Когда деревья были большими, Лев Толстой в Ясной Поляне пас мамонтов, группа Centr ещё не распалась, а большинство тех, кто сегодня окормляются в рэп-пабликах на "контике", ещё играли в Человека-паука, в Золотой век русской задушевной трушечки, когда исполнители не сливали свои альбомы прямо в рот окормляющимся, а выпускали их на блестящих кружочках, в то легендарное время был очень популярен девиз про "правильную рэпчину", которая "по-любому будет качать". Я в одном из интервью, пытаясь пошутить и одновременно красиво понтануться (как завещали чернокожие отцы жанра), сказал, что раз у них рэпчина "правильная", то у нас она будет "ультраправильная", т.е. решил, так сказать, повысить градус трушечки, чтобы вывести её на новый уровень. А так как мы тогда начали догадываться, что, возможно, жизнь - это дерьмо, потому что мы сами её такой делаем (а вокруг на самом деле красота, берёзки и только синь сосёт глаза), и мы стали об этих наших догадках сочинять наши акынские песенки, то во многих головах мои слова прозвучали как: "мы делаем ультраправый рэп и будем вешать жыдов и чурок на берёзах, а вас, любителей черномазой музыки, наркоты и шлюх, мы будем перевоспитывать на турниках зик хай один четыре мы уже в твоей квартире восемь восемь зигу бросим". Так начался "белый рэп". А потом закончился. Жил один еврей, так он сказал, что все тренды проходят, только шансон будет всегда, пока есть берёзки, водка, старушка-мать и вольная воля.

Я по-прежнему считаю, что белых детей, и русских детей особенно, должно быть больше, потому что вымирать мне, как виду, не очень хочется. Но это не значит, что количество других детей надо принудительно ограничивать или искусственно сдерживать (например, вакцинировать людей в странах третьего мира). Трезвитесь, создавайте семьи, делайте детей, воспитывайте их и скачивайте наши песенки. Желательно за деньги, у нас ведь тоже дети. А ещё лучше приходите на наши концерты. Всем салют. Гладиаторский. Жизнь - это война. Духовная. Будем верны до смерти - победим смерть.

Про русский рэп. Дайджест.

В интервью нас почти всегда спрашивают про русский рэп. Мы на разные лады говорим практически одно и то же. Здесь собраны фрагменты некоторых интервью за 2014 год. В 2015 году мы не хотим говорить про русский рэп. А журналистам мы будем просто давать ссылку на этот дайджест.

Александр Ф. Скляр в недавнем интервью заявил, что русский рэп, как жанр более национален, нежели русский рок-н-ролл. Он меньше оглядывается на Запад и говорит со слушателем на одном языке о проблемах войны и мира.

По мне так русский рэп, как был пародией на негров в 99 случаев из 100, так ей и остался. Для меня удивительно, что в 2014-ом году люди делят музыку по жанрам. Рэп мы не слушаем, а рок слушаем. Ты смеешься, а у нас ни одного интервью не было, где бы нас не спросили: «Рэп мы или рок?». Как тут отвечать? Неужели в Америке журналисты мучали, например, Зака де ля Роча из Rage Against the Machine такими вопросами? Вот вы Зак читаете рэп, а Том Морелло играет рок, что-то не сходится, как вас теперь понимать? Кинчев, кстати, еще в 80-х использовал речитатив в песне «Тоталитарный рэп».

Василий Трунов. «Афиша Волна». (http://www.2517.ru/o-rp-fizruke-i-natsionalizme)

В одном из интервью Александр Башлачев сказал: «Хороша любая проповедь, но лишь тогда, когда она исповедь. Кощунственно заниматься дурного вкуса вышиванием гладью вместо того, чтобы на своем месте своими неповторимыми руками штопать дырявые носки своего времени». Занимаетесь ли вы сознательно «штопаньем дырявых носков времени»? И как могли бы прокомментировать это высказывание СашБаша – насколько оно вам понятно и близко?

Сколько мы свои песенки сочиняем, столько и пытаемся что-то свое сделать. Насколько удачно – тут не нам судить. Русский рэп в большинстве случаев так и остался жанром немного пародийным. Артисты по-прежнему продолжают копировать отцов жанра. Я в каждом интервью последнее время об этом говорю. Если у русского рока получилось стать самостоятельным жанром, хотя, конечно, на первоначальном этапе что-то и переигрывали, и копировали, и даже были дискуссии в рок-среде, может ли быть рок на русском, или только на английском. Не знаю, может быть, когда-нибудь русский рэп станет таким самостоятельным жанром, но я очень сильно в этом сомневаюсь. Для ценителей жанра самое главное, чтобы песни получались похожими на песни негров. А про проповедь и исповедь, конечно, полностью согласен. И мы не стесняемся об этих вещах говорить – о том, что было у нас в жизни.

Анна Дулевская. «Инфо-Сити» (http://www.2517.ru/put-est-hristos)

Говоря, что рэп — это недомузыка, Вы имеете в виду, что он не приживается в российской культуре?

Жанру в нашей стране уже тридцать лет – первый альбом с элементами речитатива вышел в 1984 году, группа называлась «Час пик». Можно сказать, что это были полноценные рэп-композиции.Понятно, что они создавались под влиянием актуальных на тот момент американских образцов, но за 30 лет в восприятии этой музыки у нашей публики ничего кардинального не изменилось. Вроде бы и рэп уже стал народным и максимально популярным, однако до сих пор редко кто из представителей жанра уходит дальше копирования зарубежных оригиналов. Жанр с большой неохотой русифицируется, в отличие от рока, например. Рэп — это игра в негра.

Как вас воспринимают в рэп культуре, можете ли вы там себя считать своими?

Мы со многими знакомы, говорим при встрече «Привет, как дела?». Но свободное время вместе с другими исполнителями мы не проводим, если говорить о тусовках.

Ирина Халецкая. «Городской портал Чита.ru» (http://www.2517.ru/igra-v-negra)

В данный момент ваша музыка не воспринимается как рэп. Как вы думаете, в чём ваше главное отличие от других артистов?

Бледный: Мы в рэпе давно уже одной ногой. Нам всегда там было тесно. Мы никогда не ставили себе главной задачей делать песни, похожие на творчество негров. Это же скучно. Мы всегда с разной степенью успешности делали что-то своё. Как это называть, какие ярлыки вешать — это не наше дело. Пусть музыкальные критики таким занимаются. Хочу сказать одно: в нас нет того, что делает рэп рэпом. Мы страшно далеки от тех афроамериканцев и ментально, и культурно. Мы не хотим играть в рэп, играть в негров. И если мы и имели к этой культуре какое-то отношение, то это было слишком давно. Есть речитатив в песнях — и всё. Махать руками в камеру, коверкать слова, чтобы это максимально походило на речь негров, корчить страшные и пафосные рожи мы не будем. Извините.

Ант: Всё просто: молодой слушатель придумал себе портрет хип-хопа. И всё, что не вписывается в эти рамки, он сам от себя отталкивает. Мы не хотим отождествлять себя с тем, что нарисовано на этом портрете.

Бледный: Мне искренне нравится то, что делают сейчас некоторые молодые ребята. Я могу с ними не соглашаться в каких-то вещах, но как они делают — это интересно. Жанр развивается. Мне всегда хотелось, чтобы у русского рэпа было своё лицо, чтобы он не был калькой с американцев, пародией какой-то. Но это очень редко случается. В основном получаются шаржи.

Борис Шейк. Rap.ru (http://www.2517.ru/rapruraprapom)

Вас уже окрестили наследниками русского рока. В одной из рецензий даже написали, что русский рок, возможно, только теперь и начался. Ты, я помню, говорил как-то, что в рэпе как жанре вы одной ногой…

Мы и в роке одной ногой. Все эти термины — это удел музыкальных критиков. Мы просто делаем то, что нам нравится. Мы не чувствуем себя рэп-группой по духу. У нас нет этих рэперских составляющих, а если они и были когда-то, то уже давно выветрились. Это как когда перебираешь свои вещи, находишь свою старую куртку и понимаешь, что больше её не наденешь, а ведь когда-то ты в ней ходил и думал, что ничего круче не бывает. Я говорю о самом духе жанра. Точнее, как он воспринимается здесь. Нам когда-то нравилась вся эта музыка позапрошлого десятилетия, но воспроизводить её сейчас глупо. Зачем пытаться звучать как рэп 90-х? Ну а то, как звучат современные негры, нас не особо вдохновляет. Я понимаю, что это круто, интересно, но не моё это и все. В русском рэпе до сих пор считается, что чем больше ты похож на негра, тем лучше рэп удался. Нам это неинтересно. Зачем делать то, что делают другие люди лучше тебя в другой стране? — говорил Дельфин в интервью станции 106.8 FM в 1997 году. Прошло почти двадцать лет, и ничего не изменилось. И уже, наверное, не изменится никогда. Русский рэп – вечная обезьяна, подражающая человеку.

А наши рэперы еще не поняли, что с помощью рэпа можно выяснять гораздо более важнее вещи, чем то, кто больше похож на негра…

Русский рэп, за редкими исключениями (которые отторгаются массовым слушателем этого самого рэпа и высмеиваются как чуждые), так и остался на уровне формы. Форма важнее, чем содержание. Возможно, что бы не обламываться, не стоило ждать многого от жанра, изначально воспевающего жопы, пушки, тачки и прочий крэк.

Рэп сдуется?

Да будет он, конечно. Будет продолжаться сегментирование жанра. Будет такой рэп, такой и еще такой вот. Номинально мы тоже рэп-группа. И даже поддерживаем товарищеские отношения с рэп-исполнителями, но мы все равно больше и больше отдаляемся от этого…

Нет подходящей ниши для вас сейчас?

Мы сами себе ниша.

Андрей Коробов-Латынцев. «Время культуры» (http://www.2517.ru/sami-sebe-nisha)

Удалось подружить рок и рэп?

Б.: Мы и не ставили для себя такой задачи, на наши концерты ходят и рокеры, и рэперы, и люди, не принадлежащие к какой-либо субкультуре. Кто услышит, тот услышит.

А.: Кто-то из поклонников пишет: «Это уже не рэп», кто-то: «Это еще не рок», а, я думаю, что наши слушатели – те, кто любит музыку.

Б.: Да, мы не работаем на субкультуру.

Анна Неретина. «АиФ Черноземье» (http://www.2517.ru/aif-voronezh)

Про "Русский подорожник". Дайджест.

Откуда такое патриотичное название альбома «Русский подорожник», кто его придумал?

Антон: На самом деле название придумал Андрей.

Андрей: Я не думаю, что название какое-то патриотическое, оно скорее отражает некую специфику. Специфику пути на небо или под землю, кто куда идти выберет. Ведь альбом об этом. Мне кажется, что патриотичное — это что-то другое. Например, «Красная армия всех сильней!» или «Крым наш!». Если бы я был, допустим, татарином, я бы назвал альбом «Татарским подорожником».

Владимир Гниденко. «Комсомольская правда Омск». (http://www.2517.ru/kpomsk)

Осенью у вас вышел фильм «Русский подорожник». Он как зеркало России. Местами светлый и добрый. Но еще он страшный, потому что люди в нем умирают, убивают и остаются одинокими. Это виденье режиссеров проекта или ваше?

Сперва были написаны песни, они задавали настроение, но каждый режиссер привнес что-то свое, конечно же. Мы не хотели нарочито показывать «немытую Россию» и не создавали для этого каких-то специальных декораций. Просто приехали в город Можайск, что под Москвой, и там снимали. Каждый альбом мы выстраиваем, как книгу. Или, в данном случае, как фильм, состоящий из новелл. Я обратил внимание, что для людей верующих, которых в России часто называют религиозными, альбом получился вдохновляющим. Они в нем увидели надежду. Для атеистов и для формально верующих – тех, кто в церковь ходит только по праздникам, «Русский подорожник» – мрачный и беспросветный. Возможно, они ищут счастье в материальном мире, где его крайне мало. Здесь война, тюрьма, болезни, смерть, зависть, ненависть и далее по списку.

Главным режиссером проекта выступила Юлия Ауг, с которой вы сотрудничаете еще со времен «Звезды». Но несколько историй достались Давыдовскому, Велединскому и Шорохову. Почему вы не доверили «Русский подорожник» Ауг целиком? Ведь тогда он мог получиться еще целостнее и концептуальнее.

Или однообразнее. Большинство новелл мы придумали вместе с Юлией, но некоторые истории были вне ее реальности. Песни «Поезд» и «Зима-мама» по видеоряду, который на них просился, чисто Давыдовские. И никто другой с ними бы лучше не справился.

На «Русский подорожник» ушло 40 съемочных дней – нормальное время, чтобы снять полноценный фильм. С какими трудностями вы столкнулись, как продюсер?

Работа растянулась с апреля по сентябрь. Когда мы уже премьерили проект, ещё шли досъемки. Знаешь, я очень переживал – получится или нет? Объем работы был нереально большим, и то, что вы видите – лишь верхушка айсберга. Актеры, режиссеры, музыканты – люди востребованные. У них плотные графики, под которые приходилось подстраиваться. А люди из киноиндустрии привыкли, что на съемках есть те, кто ищут локации, отвечают за реквизит, приносят чай с бутербродами, покупают батарейки. Мы такой штат позволить себе не могли – все делали сами. Если бы я знал, сколько нервов отнимет фильм, то три раза подумал бы перед тем, как начать проект. Я был на взводе. Потом просто решил, что «если угодно будет Господу и живы будем» то всё получится, а я не могу всё контролировать, как бы я не старался.

Новеллы «Русского подорожника» напоминают плацкартные истории. Такие полубайки, полуисповеди, которые обычно рассказывают случайным попутчикам.

Верно, я и сам такие слушал, путешествуя в поездах. Хотя меня больше трогают рассказы близких, потому что им веришь больше. Жанр плацкартных историй ближе к байке, хотя незнакомая компания и стимулирует на откровенность. Можно излить душу. Это вообще русский вариант походов к мозгоправу. Берешь три литра водки, покупаешь билет в плацкарт до Владивостока и возвращаешься новым человеком (смеется).

В России «РП»  – первая попытка превратить музыкальный альбом в полноценный художественный фильм. Как вы собрали всю эту звездную актерскую команду – Мерзликина, Демчога, Верткова, Бадюка?

Еще в конце 80-х группа «Наутилус Помпилиус» пыталась снять фильм «Человек без имени». У них был сценарий, писались композиции, но по какой-то причине проект не случился. В 2006-ом у Чичериной вышел «Музыкальный фильм», с видеорядом на каждую песню, но он прошел незамеченным. У нас, слава Богу, много друзей, а у них тоже есть друзья. И у нас была идея, вдохновившая наших друзей.

Есть ощущение, что «Русский подорожник» окончательно изменил статус группы с субкультурного на массовый?

Мне сложно взглянуть на все со стороны. Мы сначала сочиняли пластинку, потом сводили, писали сценарий, потом я присутствовал на съемках и монтаже, дальше начался тур, и мы поехали. Если измерять популярность количеством проданных билетов и новыми подписчиками в интернете, то группа конечно стала популярней. А  статус проверяется временем.

В «Русском подорожнике» привлекает внимание новелла «Последний из нас», опирающаяся на библейскую историю о Каине и Авеле. Многие разглядели украинский след и намек на братоубийственную войну. Вас даже назвали провидцами.

Мы начали работу над альбомом в 2013-ом году, в январе 2014 закончили его сочинять. Сначала записали его в демо-варианте, потом переписали на чистовую вокал и инструменты, мы у Константина Кинчева эту практику подсмотрели. Тогда о столкновениях на юго-востоке Украины и речи не шло, даже ещё на Майдане ничего не произошло.

Василий Трунов. «Афиша Волна». (http://www.2517.ru/o-rp-fizruke-i-natsionalizme)

В видеоверсии песни «Девятибально» пятым действующим лицом, помимо вас, Антона Завьялова, Константина Кинчева и Антона Павлова, можно назвать пространство, которое вас окружает, а это работы уличного художника, Паши 183. Были ли вы знакомы с Пашей? Кому пришла идея запечатлеть стрит-арт выставку «Наше дело подвиг» в клипе?

Мы с Пашей были знакомы. Причем я, как, наверное, многие знал его работы, видел их, но до того, как нас познакомили, понятия не имел, кто их автор. Познакомила нас как раз дочка Константина Евгеньевича после спектакля у Женовача. Мы были в Студии театрального искусства, потом гуляли по Москве, общались. Паша на меня произвел впечатление очень позитивного человека, очень светлого. Я очень удивился, когда узнал, что это произошло, что Паша ушел из жизни. Кстати, последний раз мы виделись с ним на концерте «Алисы». Кураторами этой выставки были Кирилл Лебедев (это он в кадре в маске с баллоном) и Полина Борисова, жена Джеффа из «Гражданской обороны». А идея снять клип в музее была моя. Я думаю, Паше бы это понравилось.

Правда ли, что «Русский подорожник» кардинально изменил звучание группы, и теперь у вас задана планка музыкальная совсем иная, нежели раньше?

Это, скорее, было логическое развитие предыдущего альбома. Какие-то музыкальные приемы из наследия русского рока – можно говорить, уже золотой эпохи русского рока (это то, что сейчас является классикой), – мы использовали сознательно. Но продолжать эту историю не будем. Не хотим на этом паразитировать. Здесь это была музыкальная концепция альбома. Я считаю, она себя исчерпала. Следующий наш альбом будет абсолютно другой по звучанию.

Анна Дулевская. «Инфо-Сити» (http://www.2517.ru/put-est-hristos)

Касаясь записи и съемок альбома «Русский подорожник». Запомнилась история из интервью  Вадима Демчога. Он удивился, что вы не пригласили его поучаствовать в съемках и, так скажем, сам напросился на роль в клипе «Последний из нас». Это дорогого стоит – уважение и признание среди таких актеров. Были еще какие-то интересные истории?

Бледный: Вадим не напросился, а сделал нам подарок. Для нас большая честь работать с ним. Все лето было одной большой «интересной историей». Мы не получали никаких разрешений, снимали везде на свой страх и риск. Оказалось, что можно стрелять в центре Москвы напротив какой-то прокуратуры. Никто не придёт проверить — шкаф упал у вас в квартире или вы убили кого-то.

В интернете была шумиха по поводу формы на Сергее Бадюке, обсуждали почему он в натовской форме и так далее. Так было задумано или все же это ляп?

Бледный: Бадюку виднее, в какой форме быть. Мы проговаривали этот момент перед съёмками.

Ну, и последний вопрос по клипам: в картине «Горький туман», мужчина и девушка – это отец и дочь или влюбленная пара?

Бледный: В сценарии это были муж и жена. Взрослый мужчина и молодая женщина.

EtoFirma.ru (http://www.2517.ru/professionalizm)

Ваш новый альбом – «Русский подорожник» — будет работать так же, как и прошлые альбомы, т.е. вы сперва обозначите определенные вопросы и в конце дадите свой ответ, или же в этот раз финал будет открыт?

Мы в альбоме постарались рассказать о большом через малое — про страну через людей, через конкретные бытовые истории, ситуации. И попытались для себя сформулировать ответ на вопрос « что же нам тут всем делать?». Поэтому логическое завершение всей истории — это последняя песня «Отец».

И что же нам здесь делать?

Для начала надо понять, что смерть неизбежна. И что у каждого народа есть своя специфика отношения к смерти. Есть своя специфика у сенегальца, и у колумбийца, и у монгола. Это не значит, что кто-то лучше, кто-то хуже. В африканских племенах, я уверен, к смерти относятся по-другому. В мусульманском мире тоже по-своему, у нас вот по-русски, по-нашему.

Есть целые исследования, посвященные русской танаталогии, т.е. изучению отношения русской ментальности к смерти. Практически все сходятся в том, что русское отношение к смерти выстраивается по линии этики неприятия смерти, когда смерть воспринимается как абсолютное нравственное и онтологическое зло. Можно ли сказать, что в альбоме вы, исходя из национальной специфики восприятия смерти, стремитесь выявить универсальное общечеловеческое отношение к смерти?

А есть христианское отношение к смерти. Как говорил апостол Павел, «смерть для меня — приобретение».

Готовы к неоднозначным трактовкам альбома? Критики уже жалуются, что альбом слишком неоднозначен?

Готовы. Мы сознательно где-то не ставим точек, а ставим многоточие. Понимание каких-то моментов вариативно и зависит от слушателя, от его возраста, от его начитанности, от его духовного опыта. Какие-то вещи ты не сможешь объяснить, если человек не готов.

Короче, вы рассчитываете на определенный бэкграунд?

Ты знаешь, я столкнулся с тем, что люди верующие говорят, что альбом получился вдохновляющий, позитивный. А вот люди неверующие, или лучше выразиться так: формально верующие, не практикующие, — такие говорят, что альбом мрачный и что в нем нет никакой надежды. Т.е. они в другом надежду ищут, вот в этом материальном мире, а здесь нет никакой надежды, здесь мы все умрем.
Но у нас альбом все-таки не про смерть, он про жизнь. Просто когда ты понимаешь, что смерть неизбежна и что там за смертью что-то есть, вот если ты эти моменты держишь в голове, если понимаешь, осознаешь и осмысляешь, то и твоя жизнь меняется. Вот о чем мы хотели сказать.

Бэкграунд, на который вы рассчитываете, может быть конфессиональным? Мусульманин, например, уловит ваш посыл?

Мне было бы интересно послушать мнение мусульманина, но опять же мусульманина не формального, который водку салом закусывает, пока «Аллах не видит», а настоящего, практикующего.

Да, и мне тоже, и именно настоящего, который причастен религиозным практикам, а не такого, который почитал две-три книжки и возомнил себя мусульманином или буддистом. У нас таких нынче много. Кстати о книгах. На тебя лично какие книги произвели наибольшее впечатление в последнее время? И вообще какие книги на тебя более всего повлияли?

Да мне уже лет столько, что вряд ли какие-то книги будут оказывать на меня влияние. Я уже самые сильные впечатления из книг получил. И, опять же, ни одна книга не повлияла на меня так, как Библия. Очень понравилась (если говорить просто о понравившемся) «Обитель» Прилепина. Мне нравится, что Захар не дает простых ответов на сложные вопросы. В своей публицистике он более однозначен.

Такое бывает. Точно так же было с Достоевским, в Дневнике писателя он однозначен и более радикален, чем в своих художественных произведениях. Ну и более прост соответственно.
Еще из последнего, что я прочитал, мне понравился «Лавр» Евгения Водолазкина.
Больше из современных никто не заинтересовал?


Я редко читаю художественную литературу. Переел. Того же Водолазкина мне Захар посоветовал.

Мне он тоже советовал его почитать. Вообще в современной нашей литературе есть много хороших авторов. Владимир Маканин, например, или Александр Иличевский. «Обитель» я дочитать до конца не смог, увы, хотя первую часть прочитал взахлеб. Думаю, это не самый характерный текст Захара. Мне нравится у него «Ботинки, полные горячей водкой». Здесь он очень умело использует постмодернистские методы. Кстати о постмодернизме заодно спрошу тебя. Вот у тебя в новом альбоме есть строчки: «Это время постов — постмодерн, детка!». Ты в одном интервью сказал, что ваше творчество – это постмодерн на службе традиционализма. Для тебя постмодерн это только совокупность техник (художественных, мыслительных и т.д.), или это сама эпоха, время, у которого иные постулаты и ценности?

Для меня это, скорее, техника, да. Потому что одна из функций постмодерна — это же деконструкция традиционализма. Ну а мы тут, получается, пользуемся орудием врага.

А враг кто?

Отец лжи.

Постмодерн он выдумал?

Жизнь – боль, а значит, Бога нет, давайте будем развлекать себя, хихикая и перемигиваясь с фигами в карманах – это даже не шоссе в никуда, это хайвей в сердце тьмы. Из заповедников интеллектуальных карнавалов постмодерн проник в повседневность «контактика». Мы с тобой уже говорили о том, что сейчас время гиперссылок, и иногда какую-то вещь, даже сложную, можно рассказать при помощи таких вот ссылок. Но это работает только с человеком, который уже находится с тобой в одном смысловом поле. Для человека, выросшего в деревне без интернета и телевизора, этот текст будет непонятным, постмодерн — это проклятье урбана. Вот ты упомянул этот куплет из «Думай сам», там столько кинематографических цитат, и если человек не смотрел эти фильмы, то для него этот куплет будет просто тарабарщиной. Какая «жозефина», какой «район номер девять»?.. А ведь при помощи этого приема получается рассказать больше меньшим количеством слов. Больше информации уместить в слова. Т.е. можно было бы сказать, что при формировании этнических анклавов и усилении этнической организованной преступности неизбежны столкновения, ведущие к погромам, как это было в Бирюлево, например. Достаточно сказать, что «в районе номер девять всем будет жозефина». Но это, повторюсь, будет тарабарщиной для человека, который не в теме.

Гиперссылки предполагают наличие культурных кодов, которые должны считываться слушателем или читателем. Сейчас с трудом считываются современные культурные коды, что уж говорить о древних культурных кодах! А ведь у вас в альбоме таких много. Вы вообще чувствуете, что у вас со слушателем один общий язык?

Тут вопрос в том, есть ли у человека желание понимать. Если человек хочет понять, если его что-то зацепило, то он будет копать, искать и задавать вопросы. И найдет. И тем полезнее будет его питание, чем если сразу давать ему пережеванную пищу. Просто есть такие случайные пассажиры, которым понравилась одна какая-нибудь наша песня. Ну здорово, понравилась — так понравилась. Но он дальше не пойдет. Я уже говорил, что если кто-то что-то в наших песнях понял, то это замечательно, если что-то понял, и это повлияло на его жизнь, то мы рады, практически счастливы. А если человеку просто понравилась музыка, припев-запев и т.д., и он придёт на концерт, купит билет… – то мы тоже ему благодарны. Нам надо платить за наши съемные квартиры, за студию, за запись альбомов… Может быть, это немного цинично, но, по крайней мере, честно. Конечно, мы надеемся, что слушателей первого типа больше.

Ты сказал, что использование скрытых смыслов позволяет вместить в тексте больше информации. Тебе важнее в песне именно этот информационный аспект или же художественный?

Нет, конечно, художественный аспект для нас очень важен. Иначе мы бы просто с лекциями выступали, что было бы глупо… (смеется)

Нет желания?

Нет. Мы ведь все-таки песни пишем. А то, что наши песни текстоцентричны – ну, это опять же наша русская традиция. У нас и с русским роком такая же история.

Андрей Коробов-Латынцев. «Время культуры» (http://www.2517.ru/sami-sebe-nisha)

До появления альбома «Русский подорожник» упоминания о "25/17″ чаще всего встречались в контексте «правого рэпа», то есть материи немассовой, подпольной и мрачной. Сейчас ситуация другая. Это вы изменились или окружающий мир пришел к тому, чем вы занимались уже давно?

Пик шума вокруг нас в контексте «правого рэпа» был в 2010 году. Мы транслируем те же ценности, что и раньше. Мы как раньше не пели «бей жидов — спасай Россию», так и сейчас не поем.

«Русский подорожник» — это вообще такая гора, которую мало кому под силу сдвинуть. Вы его так и задумывали — как «альбом-собор»?

Я придумал эту историю в прошлом году. Появилась общая идея. Мы сразу понимали, что должен быть сильный акцент на видео. Помню, осенью прошлого года главред «Русского репортера» Виталий Лейбин инициировал в деревне у Прилепина встречу людей с разными, так сказать, взглядами на судьбу России. Я уже тогда тестировал эту историю на Илье Шамазове (нижегородский журналист, нацбол.— Weekend)

Как давно вы знакомы с Прилепиным?

Он у себя в ЖЖ размещал какие-то наши песенки, нахваливал их. В декабре 2009-го я был в гостях в Нижнем Новгороде, и хозяин дома сказал, что знаком с Евгением (настоящее имя Захара Прилепина.— Weekend), тут же позвонил ему, «привет — привет». Лично мы встретились в начале 2010 года. Первое, что он у меня спросил: «За кого бы ты был: за белых или за красных?» Я ответил, что за веру, царя и Отечество. Он сказал: «Тогда бы мы тебя расстреляли». Я возразил, что, возможно, мы бы расстреляли его раньше. Так мы и подружились.

В истории с «Русским подорожником» его роль едва ли не самая важная.

Для кого как. Для кого-то Сергей Бадюк — гораздо более авторитетный и известный персонаж. Для кого-то — Зоя Бербер из сериала «Реальные пацаны». Есть ведь люди, которые смотрят телевизор, в фейсбуке их нет, и они вообще не в курсе, кто такой Прилепин. Мы давно знакомы с Юлей Ауг, которая как режиссер экранизировала восемь из двенадцати песен альбома. Но без Захара эта история не получилась бы, конечно. Так что это все друзья и друзья друзей.

Это ведь настоящее кинопроизводство получилось. А оно требует инвестиций. Нашлись спонсоры-единомышленники?

Нет, мы на самофинансировании.

Неужели все силами группы «25/17″?

Коллективу уже 12 лет, и у нас никогда не было продюсеров, пресс-атташе, пиарщиков… Я обычно в интервью говорю, что у нас продюсер — Иисус Христос. Патетично. Но ведь не часто бывает, чтобы у группы без контрактов и лейблов все получилось. Этот проект мы сделали своими силами плюс друзья помогли. В принципе, есть люди, у которых я могу попросить какую-то сумму без процентов, а потом с концертов рассчитаться.

Есть ощущение, что после появления «Русского подорожника» публика на концертах поменялась?

Слушателей на концертах стало больше, а оголтелой публики — меньше. Вот той, которая в свое время приезжала покричать “Русские — вперед!” Есть мнение, что они перестали себя так вести на концертах, потому что просто повзрослели. А что касается самой радикальной части аудитории, то в ее глазах мы предали все, что можно предать. Не оправдали ожиданий, стали попсовой группой. Да еще стали этот радикализм высмеивать в своих песнях и интервью. Для них сейчас появилось много других коллективов, которые дают то, что этому слушателю нужно, условное “бей жидов — спасай Россию”. Вот это как раз абсолютное подземелье.

Борис Барабанов. Ъ-Weekend (http://www.2517.ru/vintiki)

Герои видеоальбома кажутся очень естественными. Даже создается ощущение, что некоторые актеры играют самих себя.

Верно. Бадюк ходит в своей форме, а в клипе мелькает его дембельский альбом. Прилепин вспоминает свою командировку в Чечню, военные кадры позаимствованы из его личного архива. «Волчонок» – песня про наше с ним время, история с промедолом из аптечки не выдумана, а взята из жизни моего знакомого.

Евгений Березин (клип «Под цыганским солнцем») и в жизни – спортсмен, имеющий серьёзный опыт боёв не только в спортзале. Где-то мы сознательно оперируем киноштампами, собирая из них истории, как конструктор Lego. Где-то специально не ставим точку, оставляя место для фантазии.

И порой это играет с вами злую шутку. После клипа «Горький туман», где показана любовь зрелого мужчины и молодой девушки, некоторые вас чуть ли не в пропаганде педофилии обвинили.

Я читал комментарии в стиле Тесака. По мне так в данном случае это излишнее морализаторство. Главная героиня учится в университете, о какой педофилии идет речь? Я лично не понимаю, что может быть криминального в отношениях взрослого человека с взрослой студенткой?

Война вообще чуть ли не центральная тема пластинки. Одни солдаты погибают и остаются фантомами, другие идут умирать следом. Одних мужчин оружие разрушает, и они его хоронят, а их дети откапывают пистолет на кладбище, чтобы повторить ошибки отцов. Вы можете себе Россию без войны представить?

Я не могу представить мир без насилия, а мы его часть. В современных реалиях не может существовать государство-пацифист. Иначе остальные его сожрут, потому что сильный ест слабого.

Главная заслуга «Русского подорожника» в его естественности. Музыка не диссонирует с видеорядом, актеры не кажутся карикатурными, историям веришь. Этих качеств, к сожалению, не хватает массовому российскому кинематографу, чтобы стать успешным.

Если коротко, то у нас все обычно затевается ради освоения бюджета. Результат важен только энтузиастам. Это все из личного опыта, из разговоров о кино с людьми из мира кино. У нашего режиссера может три фильма в прокате провалиться. В Голливуде его бы карьера закончилась, а в России выделяют деньги на четвертый. Так работает система. И не только в кинематографе, а во всем.

Василий Трунов. «Комсомольская правда» (http://www.2517.ru/v-nashem-filme)

На фоне конфликта в Украине многие песни с «Русского подорожника» обрели иные смыслы. Помню, кажется, Андрей писал, что те, кто слушал альбом ещё летом, спрашивали, откуда вы всё знали заранее. А на самом деле эти песни были написаны в какой период?

Бледный: Мы записали первую песню – «Чернотроп» – 7 ноября 2013 года, в мой день рождения. И практически весь альбом придумали до Нового года. Там нет песен, которые давно написаны и ждали своего часа. На предыдущих альбомах такие песни были, а тут всё, что мы придумали для нового альбома, в него и вошло.

А кому принадлежит идея сквозной концепции и героев, переходящих из клипа в клип?

Бледный: Идея была моя, а потом уже подключилась Юлия Ауг (один из режиссёров видеоверсии «Русского подорожника», - прим. ред.), мы всё продумывали вместе с ней, а каждый режиссёр потом вносил что-то своё.

Ант: Я больше был занят музыкой – репетициями с музыкантами, мы готовились к концертам, а Андрей полностью взял на себя всё, что связано со съёмками.

Видеоформат был испробован вами впервые. Как шла работа над ним? И, я так понимаю, что там все были задействованы бесплатно?

Бледный: Нет, не все, но самые известные от гонораров отказались и работали за идею. Мы благодарны Богу за таких друзей, и благодарны им за участие в нашем проекте.

Ант: Было круто, что они втянулись, что им реально понравилось. Вообще, я считаю, что это самый мощный и самый главный движок, он мощнее, чем деньги.

Наталья Вахонина. Агентство новостей «Между строк» (http://www.2517.ru/mstrok)

Этот альбом получился, кажется, потяжелее. Это было сделано с конкретной какой-то целью? И пришлось ли для изменения звука привлекать специалистов извне?

Андрей: Всё произошло само собой, ничего не пришлось выдумывать специально. Мы не планировали никого специально заинтересовывать.

Антон: Мы делаем только то, что хотим, ничего не просчитываем заранее.

Андрей: Как обычно, всю музыку делал Антон, потом наши музыканты всё это переигрывали на чистовую. Ну а потом Дима (Ревякин) мог к нам на студию заехать, или мы к Константину Евгеньевичу (Кинчеву) в гости нагрянуть, поинтересоваться мнением. И старшие товарищи могли порекомендовать что-то вроде: а вот здесь неплохо было бы вот такой «сбивон» сделать, а там соляк поярче, погромче…

Олег Воротынцев. Журнал «Глаза» (http://www.2517.ru/glaza2)

Клипы не разрушат восприятие от альбома у слушателя?

Бледный: Мы решили сделать еще одно визуальное измерение. Мне кажется, что для всех все по-разному – может кто-то из поклонников, благодаря нашим клипам, увидит еще один смысл.

Ант: Как мне кажется, наш опыт можно отдаленно сравнить с экранизацией книги. И, как мы знаем, экранизация может быть как лучше, так и хуже произведения. Решать не нам.

Анна Неретина. «АиФ Черноземье» (http://www.2517.ru/aif-voronezh)

Несмотря на высказывания многих людей, у вас получилось не только рассказать истории, но и сделать это без лишних нравоучений. Вообще, какая задача у стихотворений на альбоме: научить или просто рассказать какие-то истории?

Ант: Точно не научить. Мы не считаем себя учителями, ни в коем случае. Человек сам проживает жизнь, учится — кем бы он ни был. Мы, скорее, рассказываем какие-то вещи, описываем свой жизненный опыт. Не пытаемся говорить, правильный он или нет. Просто повествуем о том, как это бывает у людей. А слушатели сами проверяют это на себе; выбирают, что им нужно, что нет, к чему прислушиваться. Это музыка, и не хотелось бы, чтобы это выглядело как инструкции. Пусть лучше это будет музыкой, которая цепляет людей.

Реакция на релиз действительно диаметрально противоположная. Даже у нас в редакции есть люди, которые не прониклись альбомом. Как удалось выйти за рамки сегодняшней нейтральной оценки большинства, сделать то, что задевает каждого?

Ант: Мы решили — чтобы было круто, музыка должна быть гитарной. Мы использовали гитары в альбоме — это секретное оружие каждого артиста, который хочет достучаться до слушателей.

Бледный: На данный момент «Русский подорожник» — квинтэссенция нашего творчества. Какие-то вещи мы научились делать, и максимально это реализовали.

Касательно квинтэссенции: в плане масштаба реализации это, пожалуй, ваш лучший альбом. Как вы планируете поддерживать данную планку на следующих пластинках?

Бледный: Я не думаю, что это лучшая пластинка. Со временем станет ясно. То, что мы точно сделали, — задали новую планку. Теперь все альбомы будем выпускать в видеоформате. Это будет не так, как сейчас — форма будет другая. Но всё будет делаться в подобном ключе.

Что, по вашему мнению, может привести человека к Богу?

Бледный: У всех это по-разному происходит. Кому-то надо, чтобы трамвайчик ноги переехал.

Ант: В какой-то момент человек чувствует пустоту. Это произойдёт в определённый момент. Но нет какого-то чекпойнта.

Бледный: Совершенно верно. Кто-то может прийти к этому от пресыщенности. У него всё есть, а счастья нет. А кто-то наоборот, только потеряв всё, задумывается об этом. Чаще именно так происходит.

Вернёмся к «Русскому подорожнику»: концепцию альбома раскрывает Дмитрий Ревякин на первом треке или она куда глубже?

Ант: Я считаю, что заглавный трек — программный. Он даёт нужную установку для прослушивания альбома. Как некий ключ мы придумали перед клипами, чтобы обозначить терминологию, так и первая композиция — она заряжает на всё предстоящее.

Поскольку «Русский подорожник» — сборник видеоновелл, можете ли вы назвать свою любимую?

Ант: Проблема в том, что мы так надолго и глубоко во всё это погрузились, что перегорели. Мы год работали над альбомом. Объективно очень трудно судить. Любимая — та, что меньше всего надоела.

Бледный: Мне трудно воспринимать со стороны. Я сочинял сценарии, ездил на съёмки, занимался монтажом. Может быть, года через два скажу. Мне вообще мало что нравится, если честно. Когда процесс идёт — нравится, как только закончился — кажется, что это ерунда.

Касательно клипов. Это же очень затратно — снять двенадцать видео, тизеры и прочее. В чём была главная цель? Ведь у вас очень преданная аудитория, они бы и так покупали копии, ходили на концерты.

Бледный: Хотелось рассказать историю. А без видео история не получилась бы. Хотелось ещё одно измерение этой истории показать, сделать её более многослойной. И тут сложность была не в том, чтобы найти деньги. Сложно было всё организовать. Очень много людей принимало участие в проекте. Слава Богу, у нас есть столько друзей. Я помню, как позвонил Вадиму Демчогу, попросил его приехать и прописать голос. Он по традиции нам уже на третий альбом записывает интро. Оно в этот раз вошло только в видео-вариант — тот самый «Ключ». Он приехал к нам на студию, посмотрел трейлеры, послушал эту историю и сразу сказал: «Почему ты меня не позвал? Всё, дай мне роль, всё сделаем». Мы очень благодарны всем нашим друзьям за помощь.

Борис Шейк. Rap.ru (http://www.2517.ru/rapruraprapom)