Category: религия

Мариенгоф

Мне было шестнадцать. Желая произвести впечатление, я принёс ей переведённые тексты группы Cannibal Corpse, а она принесла мне "Бритого человека" Мариенгофа. Мы учились на художественно-графическом факультете и считали себя не такими, как эти "серые и скучные люди". Мы были молоды, талантливы, умны и порочны. Ну то есть хотели такими казаться друг перед другом. Потом всё было как у всех. Разводы, больницы, триппер и передозировки. А Мариенгофа (его трилогию, конечно же, и "Циников, и "Бритого человека") я перечитываю каждые пять лет, и каждый раз новыми глазами. В шестнадцать я хотел быть таким же как он, а в тридцать восемь я понимаю, что ни черта не понимал в свои шестнадцать, и мне его искренне жаль. И себя глупого жаль. И её жаль. И всех людей жаль. Все умрут. Но кто-то раньше и два раза.


Ночь. Небо сурово и торжественно, как вывеска, что парит над Сенной. Вывеска из черного стекла. Золотом на ней написано: аптека. В детские годы я был уверен, что у Бога лицо старенького провизора Моносзона. Когда меня без вины стегали ремнем, я огорчался за Богa. Мне казалось, что он, как Лев Моисеевич, засунул за какой-то шкапчик свои очки и потому плохо видит, что делается на земле.

А попозже бывало еще лучше: сидит отец в кухне на табуретке и чистит толченым кирпичом свои кондукторские пуговицы; я прибегаю с улицы и кричу:

— Папка, я сегодня видел Бога. У него рыжая борода.

— Ладно.

И продолжает чистить пуговицы. На завтра я прибегаю и докладываю.

— Папка, я сегодня опять видел Бога, с черной бородой.

— Ладно.

У отца все лицо в дырочках, как головка перечницы.

— Папка, а папка…

Вшвыриваю себя в комнату, как зажженный факел:

— …Трех Богов видел!

— Ладно.

Так бы и остаться мне многобожием, если б не мать, спасибо, объяснила:

— Да это, Мишка, поп. И то— поп. А ты, вона — Бог. Пороть надо! И вера моя кончилась. («Бритый человек»)


Примерно четверть века тому назад они были у меня задуманы, продуманы эти "Записки". Собрал материал. Все казалось: поднакоплю немного деньжат (годика на полтора) и засяду. Но никак не мог накопить больше, чем на месяц. Это в самое благополучное время, когда еще не запрещали все, подряд все, что я писал, - прозу, стихи и для театра.

Вот вкратце эти "Записки Бога":

Голгофа. Стража, конечно, и там была, но деньги, вино и поцелуи тоже издревле существовали. Женщины, обожавшие Иисуса, сняли его с креста прежде, чем он умер. На крестах умирали от голода, а не от легких ран на ступнях и ладонях. Учеников и в помине поблизости не оказалось - они покинули своего учителя еще до того, как он поднялся на Голгофу, таща на плечах тяжелый крест. Покинул Иисуса даже Иоанн, его юный нежный возлюбленный, которого все называли - "маленький". Про таких во "Второзаконии" упомянуто: "Мужчина не должен одеваться в женское платье". А в книге "Левит" сказано: "Не ложись с мужчиною, как с женщиной". Спасенному Иисусу пришлось бежать без оглядки из фанатичной страны, где людей за философию распинали, сбрасывали с крутых обрывов и побивали камнями. Он не простился даже с матерью, перебравшейся после смерти Иосифа в Кану. Не простился с братьями и с замужними сестрами, жившими в Назарете.

Как известно, Галилею пересекала старинная проезжая дорога - по ней он и зашагал с посохом в руке. Его привлекала Греция, привлекали Афины - город философов. Там Иисус и поселился, смешавшись с говорливой толпой стоиков, эпикурейцев и киников. Красивые юноши были его друзьями. Прошли годы. Уже слегка засеребрились волосы Иисуса. И вот в афинском ареопаге неожиданно появился тщедушный рыжий человек с красными веками. Это был апостол Павел. Он привлек внимание горожан красноречием и горячностью, чрезмерной даже для греков. Иисус, опершись на посох, остановился послушать оратора. "Что такое!" Он услышал рассказ о себе. Рассказ фантастический, наивный, приукрашенный какимито глупыми чудесами, вызывавшими смех у афинян.

Вернувшись домой, Иисус сказал себе: Пожалуй, стоит написать "Записки Бога". И написал. То есть должен был написать я за него. («Это Вам, потомки!»)


Вы помните есенинское:

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать,
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.

А вот это стихотворение для умного Есенина было чистой литературой. Чистейшей! Даже в свою последнюю здешнюю минуту он не вспомнил Бога. А все многочисленные Иисусы в есениских стихах и поэмах, эти Богородицы, "скликающие в рай телят", эти иконы над смертным ложем существовали для него не больше, чем для Пушкина - Аполлоны, Юпитеры и Авроры.

Мы часто повторяем вслед за Достоевским: "Человек с Богом в душе", "Человек без Бога в душе". В этом смысле у Есенина, разумеется, бог существовал. Но не христианский, не православный, а земной, человеческий, наш. Имя его - поэзия. С этим единым богом Есенин и прожил всю свою мыслящую жизнь. («Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги»)


4 марта Кира сделал то же, что Есенин, его неудавшийся крестный.
Родился Кира 10 июля 23-го года.
В 40-м, когда это случилось, он был в девятом классе.

На его письменном столе, среди блокнотов и записных книжек, я нашел посмертное письмецо:

Дорогие папка и мамка!
Я думал сделать это давно
Целую.
Кира


В глубокой старости благополучнейший Гете сказал, что за свою длинную жизнь он, в общем счете, был счастлив не больше пятнадцати минут.

Моя жизнь не так уж благополучна. Но счастлив я был больше пятнадцати минут. Однако ни разу не мог сказать: «Сегодня я самый счастливый человек на земле!»

А вот в страшные мартовские дни я был убежден, что среди миллиардов людей, населяющих землю, я самый несчастный человек.

В том же, конечно, была уверена и мать Киры.

Друг мой, живу, как во сне
Не разговаривай строго
Вот бы поверить мне
В этого глупого бога!

Все время вспоминаю разговор с Ольгой Ивановной Пыжовой о счастье:
— Вот оно, вот оно, и… нет его!

Из Киркиных записных книжек, тетрадей и блокнотов. Почти без выбора.

"А вдруг я бездарный? Вдруг я действительно бездарный? Вдруг все мечты разлетятся? Нет, этого не может быть. А вдруг?..

И это «вдруг» растет, увеличивается, делается совершенно вероятным и отчетливым. Кажется, что оно-то и случится в жизни. Ну нет! Тогда я покончу самоубийством. Но я чувствую, что это самоубийство — сплошная литература и никогда я не сделаю этого. Становится совсем тяжело. Неужели даже наедине не можешь быть искренним? Нет, не могу. Я могу быть искренним, когда говорю с другими. Тогда это у меня получается. А наедине ничего не выходит". («Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги»)

Искусство монтажа.

Вот один ролик: в нём Ник Вуйчич «полностью разделяет взгляды профессора Хокинга», «возвращает старикам силы и размышляет о свободе духа», «вселяет надежду и убеждает в красоте жизни», ведь «достаточно быть собой».



Это для тех, кто не пользуется интернетом, или для тех, кто не умеет им пользоваться? Теперь посмотрите второй ролик, как говорится, почувствуйте разницу.



Стив Хокинг – агностик (атеист?), а Ник Вуйчич – христианский проповедник, сын пастора. Но об этом в первом сюжете ни слова. А сколько раз там звучит слово «Христос» или хотя бы просто «Бог» и сколько во втором? В первом – ни разу. Ноль. Я не верю в случайности и не знаю, почему это сделали. Я знаю, что Иисус Христос изменил мою жизнь, и на этой патетичной ноте закончу, всё остальное  – мусор. (Филиппийцам 3:8)

25/17: «Рэп не наша религия» | Часть 1

25/17: «Рэп не наша религия» | Часть 1

Бледный и Ант накануне большого концерта рассказали нам о сериале "Игра престолов", роли телевидения в своей жизни, фильме про футбольных фанатов, в котором они снялись - а также о многом другом.

Здесь.

Я такой же, как вы, только хуже.

"Это не открытие, но на “Лукавых днях” как-то особенно заметно: Бледный мягко говоря, не идеализирует людей. На незаданный вопрос “Если неправы те, те и эти, то как вообще жить?” у него есть ответы “Бог” и “любовь”. Спорить с этим трудно. Но — слабое место — трудно и поверить, что автор испытывает такую уж любовь по отношению к героям своих сочинений и их слушателям.

Может и испытывает, но по текстам этого не заметно".

(Андрей Никитин. Rap.Ru)

Я такой же, как вы, только хуже. И любить я вас не хочу - это сложно. Ненавидеть проще. И поэтому я понимаю, как я нуждаюсь в Боге. Чтобы он научил меня любить вас.

Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной. Царю же веков нетленному, невидимому, единому премудрому Богу честь и слава во веки веков. Аминь. (1-е Тимофею 1:15-17)

"Ультиматум".

ultimatum

"Если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое", ибо жизнь наша "пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий".

Осенью 2011 года на нашем ЕР "Межсезонье" Саграда обещал альбом "Виа Долороса", а через год группа "Соль земли" выпускает ЕР "Ультиматум". Бывает. Я тоже когда-то обещал выпустить сольный альбом "Жизнь прекрасна", песни с которого до сих пор всплывают на альбомах группы 25/17, трансформируясь из утят в лебедей под влиянием музыкального гения с сияющими зубами.

Я послушал "Ультиматум". Потом послушал ещё раз. И буду делать это ближайший месяц. А трек "Виа Долороса" я слушаю на репите уже целый час, ставя на паузу только для того, чтобы сходить на кухню и подлить кипятка в гайвань.

Это не значит, что я согласен и одобряю всё, что в этом альбоме сказано. И ненормативную лексику от людей, на обложке альбома которых - хризма, а название группы взято из Нагорной проповеди, я считаю лишней. Талант от этого не тускнеет. Талант от Бога, и вся слава - Ему.

Ибо всякая плоть - как трава, и всякая слава человеческая - как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал. (1-е Петра 1:24)

Не обманывайтесь.

Перфоманс в главном храме страны - это весело, это свобода! Русских не жалко - им много. Тупые пьяные свиньи. Мракобесы. Давайте посмеемся над ними и над их терпильским богом! Свободу Пусси Райот!

Свастон нарисованный на стене синагоги - это угроза свободе! Остановим русский фашизм! Всем постам - найти и наказать гоев!

Чувствуете ненависть и праведный гнев? Готовы убивать жидов и педерастов? Отлично. Так и задумано.

Какое это отношение имеет к Христу? Никакого. Вами манипулируют.

Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет. (К Галатам 6:7)

Пробуждение.

Амнезия (т.е. утрата собственной идентичности), сон, опьянение, оцепенение, плен, падение, тоска по утраченной родине выстраиваются в ряд типично гностических символов и образов, несмотря на то, что придумали их вовсе не учителя-гностики. Обратившись к Материи и желая познать плотские утехи, душа теряет себя. "Она забывает о своей родине, своем подлинном источнике, о своей вечной сущности".
Самый драматический и трогательный образец гностического мифа об амнезии и анамнезе представляет собой "Гимн о Жемчужине", дошедший до нас в Деяниях Фомы. Некий принц приезжает с Востока в Египет на поиски "прекрасной жемчужины, которая укрыта посреди Моря, море обвито змеем, змей издает громкий шип". В Египте его берут в плен местные жители, кормят своей едой, и принц забывает, кто он и что он. "И забыл я, что был царским сыном, и служил я их царю; забыл я о жемчужине, за которой послали родители мои, и под действием пищи их впал я в глубокий сон". Но родители принца узнали о том, что с ним произошло, и послали ему письмо. "Пробудись, восстань ото сна и услышь слова послания нашего. Вспомни, что ты — царский сын. Взгляни, в какое рабство ты впал. Вспомни о жемчужине, ради которой послан был ты в Египет". Письмо прилетело в образе птицы-орла, опустилось на принца и превратилось в слово. "От голоса и от шелеста я пробудился и восстал ото сна. Я подобрал письмо, облобызал, сорвал печать, прочел (…). Вспомнил я, как был сыном царственных родителей (…) Вспомнил я о жемчужине, ради которой послан был я в Египет, и принялся заклинать змея, издававшего громкий шип. Я усыпил его, закляв, затем произнес над ним имя отца своего, унес жемчужину и почел себя должным вернуться в родительский дом".
Вот миф о "Спасенном Спасителе", Salvator salvatus,в наиудачнейшем варианте. Добавим, что для каждого мифологического мотива в различных гностических текстах можно найти свои параллели.
Море и Египет — это общепринятые символы материального мира, в который погружается человеческая пленница-душа и сам призванный освободить ее Спаситель. Нисходя по «небесам», герой совлекает с себя" светоносные ризы" и облачается во «вретище», уподобляясь местным жителям; это "плотяные ризы", тело, в которое он воплощается. В момент вознесения он встречает светоносные ризы, "подобные ему самому", и понимает, что этот «двойник» и есть его подлинное «Я». Встреча с трансцендентным «двойником» напоминает иранскую концепцию небесного образа души, dаena,встречающей покойного на третий день после его смерти (ср. т. 1, § 111, с библиографией). Как отмечает Ионас, открытие этого трансцендентного начала в самом себе составляет главный элемент гностической религии.

Тема амнезии, вызываемой погружением в «Жизнь» (Материю), и анамнеза, достигаемого благодаря поступкам, песнопениям или словам некого «веcтника», встречается также в средневековом индийском фольклоре. Одна из самых известных легенд отображает потерю памяти Машьендранатом. Этот йогин влюбился в одну царицу, поселился в ее дворце, совершенно забыв, кто он такой, или, по другой версии, оказался в плену у женщин "страны Кадали". Узнав о пленении учителя, его ученик Горакнат предстает перед Машьендранатом в образе танцовщицы и начинает плясать, распевая загадочные песни. Постепенно учитель вспоминает, кто он: осознает, что "путь плоти" ведет его к смерти, что его «забытье», по сути, является забвением собственной подлинной бессмертной природы и что "чары Кадали" — не что иное, как мираж профанной жизни. Горакнат объясняет ему, что это богиня Дурга вызвала «забытье», которое чуть не стоило ему бессмертия. Чары эти, добавляет он, означают вечное проклятие неведения, наброшенное «Природой» (т. е. Дургой) на человеческое существование.

Истоки этой фольклорной темы восходят к эпохе упанишад. Можно припомнить аналогию из «Чхандогья-упанишады» (человек, которого похитили злодеи и, завязав ему глаза, увели далеко от родного города) и толкование Шанкары: похитители и повязка на глазах означают неведение и иллюзию, снимающий повязку — это Учитель, открывающий подлинное знание; дом же, в который удалось вернуться пленнику, означает его атмана, подлинное «Я», идентичное Абсолютной Сущности, Брахману (ср. выше, § 136). Санкхья-йога дает аналогичное положение: Я (пуруша) — «посторонний», у него нет ничего общего с Миром (пракрити). Как и для гностиков, Я (Дух, pneuma) — это одинокий, бесстрастный и бездеятельный созерцатель спектакля жизни и истории (ср. § 136 и сл.).

Взаимовлияния, в том или ином смысле, не исключены, но, вероятнее всего, мы имеем дело с параллельными духовными течениями, возникшими в кризисный момент, много веков назад, в Индии (упанишады), в Греции и в Восточном Средиземноморье (орфизм и пифагорейство), в Иране и в эллинистическом мире. Большинство образов и метафор, используемых авторами-гностиками, имеют славную историю и даже предысторию — и очень широко распространены. Один из излюбленных образов — это образ сна, уподобляемый неведению и смерти. Гностики утверждают, что люди не только спят, но и предпочитают спать. "Отчего все вы так любите сон и спотыкаетесь вместе с теми, кто спотыкается?" — спрашивает Ginza.
"Да восстанет спящий от крепкого сна" — написано в Апокалипсисе от Иоанна.
Тот же мотив, как мы увидим, существует в манихействе. Но формулировки его не являются монополией авторов-гностиков. Послание к Ефессянам (5:14) содержит такую анонимную цитату: "Встань, спящий, и воскресни из мертвых и осветит тебя Христос". Поскольку сон (Hypnos) — близнец Танатоса (Смерти), и в Греции, и в Индии, так же, как и у гностиков, слово «будить» имело «сотериологическое» значение в широком смысле слова (Сократ «пробуждает» своих собеседников, подчас против их воли).

Речь идет об архаической и повсеместно распространенной символике. Победа, одержанная над сном, и продолжительное бодрствование представляют собой весьма типичное инициатическое испытание. В некоторых австралийских племенах тем, кому предстоит инициация, либо запрещено спать в течение трех дней, либо, по крайней мере, ложиться до рассвета.
Можно напомнить о печально провалившемся инициатическом испытании знаменитого героя Гильгамеша: он не смог побороть сон и так упустил возможность обрести бессмертие (ср. § 23). В северо-американском мифе, схожем с историей Орфея и Эвридики, одному человеку удалось спуститься в Ад, где он находит свою недавно умершую супругу. Владыка Ада обещает, что даст ему вывести жену обратно на землю, если он сумеет прободрствовать всю ночь. Но, не справившись с этим дважды (даже поспав днем, чтобы не устать), человек не смог прободрствовать до рассвета.
Очевидно, что "не спать" означает не только победу над физической усталостью, но и, прежде всего, доказательство духовной силы. Оставаться «бдящим» быть в полном сознании означает присутствовать в духовном мире. Иисус непрестанно призывает своих учеников бодрствовать (ср., например, Мф 24:42). Гефсиманская ночь обретает трагическую окраску из-за неспособности учеников бодрствовать с Иисусом (ср. § 219).

В гностической литературе неведение и сон в равной степени обозначены термином «опьянение». Евангелие Истины сравнивает того, "кто обладает знанием", с человеком, который, "проснувшись в похмелье, трезвеет, возвращается к самому себе, и снова говорит то, что подлинно свойственно ему".
«Пробуждение» влечет за собой анамнез, обретение заново подлинной сущности души, т. е. узнавание ее небесной природы. "Восстань, светоносная душа, ото сна опьянения, в который впала ты, — написано в одном манихейском тексте. — Иди за мной в место высокое, где и пребывала ты изначально". В традиции мандеев небесный Вестник обращается к Адаму, пробудив его от крепкого сна: "Не спи, не дремли, не забывай о том, что возложил на тебя Господь".

Итак, большая часть этих образов: неведение, амнезия, плен, сон, опьянение, — становятся в гностической проповеди метафорами духовной смерти. Знание дает подлинную жизнь, т. е. спасение и бессмертие.

Мирча Элиаде
История веры и религиозных идей. Том 2. От Гаутамы Будды до триумфа христианства
§ 230. Гностические мифы, образы и метафоры

25/17: «Слово «националист» — это вербальная ловушка».

25/17: «Слово «националист» — это вербальная ловушка».

14.04.2011 | Трунов Василий |

В Челябинске выступила известная рэп-группа 25/17, названная в честь 25 главы 17 стиха из книги ветхозаветного пророка Иезекииля. VIP74 попил чаю с участниками коллектива Андреем Позднуховым (Бледным) и Антоном Завьяловым (Антом) и поговорил с ними о моде на оппозиционность, о не спиленных турниках и о «националистическом» подтексте в их творчестве.

— Половина треков с последней пластинки «Зебра» взяты из ваших сольных EP-альбомов «Сторона черная» (Бледный) и «Сторона белая» (Ант). Зачем было засвечивать материал, если готовился полноценный релиз. Чем был обусловлен такой ход?

Бледный: Неважно, делаешь ты мини-альбом из пяти треков или выпускаешь полноценную пластинку, тебе через три дня напишут — когда новый релиз?

Ант: Нет смысла прятать песни от людей. Раньше это делалось для продаж.

Бледный: Все идет к малой форме, скоро будут выпускать одни клипы и синглы. Слушатель привык к форме альбома, а ведь ее диктовал носитель – пластинки, кассеты, компакт-диски.

— В поддержку альбома вы сняли два неоднозначных видеоклипа. В первом на песню «Огонь», Андрей разгуливает с канистрой по Москве, потом его задерживают силовики, а дом сжигают. Во втором на трек «Мама, мы все тяжело больны» вас настраивает против друг друга «демонического» вида мошенник, которого сыграл актер Александр Баширов, и вы несетесь на автомобилях и сталкивайтесь лоб в лоб. Что хотели сказать этими работами? Что в нашей стране русских стравливают, а затеявших террористический акт сажают?

Бледный: У каждого из этих клипов есть несколько слоев понимания. Кому как Господь интеллекта дал. Четкой идеи на уровне — я пошел в магазин за хлебом, купил и вернулся домой — не было.

— А как Баширова удалось привлечь к съемкам?

Бледный: В свое время нас пригласили поучаствовать в трибьюте «Кинопробы. Рэп-версия». А эта история шла параллельно с выходом фильма «Игла. Remix». Наша кавер-версия понравилась режиссеру фильма Рашиду Нугманову. Мы приехали к нему домой, посидели, попили чаю, он сказал, что песня понравилась сыну Цоя. Нас это вдохновило, поэтому мы решили снять клип. Тут же накидали примерный сценарий, Рашид позвонил Баширову, он согласился поработать с нами. В клипе он продолжает играть роль афериста Спартака из «Иглы» — это самый верхний смысловой слой.

— Недавно в сети появился клип Басты «Здесь даже солнце не видно», рассказывающий о подпольной организации, которая получает доступ ко всем телевизионным каналам — и на всех экранах страны появляется Василий, поющий и «открывающий» людям глаза. Чего это всех известных рэпперов страны на социалку потянуло? Получается «оппозиционность» в рэп-музыке стала «мейнстримом»?

Бледный: Что касается нас, то мы говорим о том, что нас волнует, неважно — это личные или социальные вещи. Не будет меня волновать — не буду писать треки. Делать из-за того, что это популярно, мне западло.

Ант: Люди понимают, что информация из телевизора — это не совсем правда. В песнях они слышат настоящую правду, и соглашаются. Все всё знают, но молчат. Здорово, что хоть кто-то не боится говорить.

Бледный: Оппозиционность — новый тренд, это ни хорошо, ни плохо. Люди, которые пели про клубы или про «насос-альбатрос», заговорили об остросоциальных вещах. Потому что это стало актуальным. Что касается Басты, то он очень талантливый человек. Он тебе и про табуретку песню крутую сделает.

— А вы сами, на что именно хотите открыть людям глаза?

Бледный: Перед нами не стоит такой сверхзадачи. Это все звучит патетично и пафосно, а по итогу смешно. Люди и так видят все сами. Самое важное, что я хочу сказать – есть Бог, мы все умрем, и со всех спросят.

Ант: Если человек круглыми сутками хлещет на кухне водку, а потом идет бить жену и ребенка, то послушав нас, он не побежит менять свою жизнь. Скорее наша музыка не открывает глаза, а объединяет думающих людей.

Бледный: Мы отдаем себе отчет, что находимся в сегменте развлечений. Человек идет в кино и получает эмоцию от фильма. От мелодрамы она одна, от детектива другая. Как ни крути, мы развлекаем людей. Если человек услышит какие-то слова и сделает выводы, будем рады. Мы не говорим ничего нового, призыв «не употребляйте наркотики» — это же банальщина. Любить родителей и семью — это тоже просто.

— Не кури, не пей – это одна главных идей творчества группы 25/17?

Бледный: Это не является нашей идеей. Нам тогда надо в Минздрав идти работать и с лекциями выступать о вреде алкоголя. «Не кури, не пей» не может быть самоцелью. Это может быть первой ступенью. Когда человек не злоупотребляет, он просто лучше думает. Кошки не пьют и не курят, Адольф Алоизович не пил и не курил, и что?

— А может, пьют и курят в стране, потому что спортивные секции дорогие?

Ант: Ничего подобного, все это херня. У нас что, все турники спилили? Я выхожу из дома, рядом школа. Там все, что хочешь – брусья, кольца, турники.

Бледный: У меня в парке то же самое. «Торчать» все-таки дороже, чем в спортзал ходить!

— Андрей, вы сделали два выпуска программы «Передвижники» на портале iru.tv, но потом все заглохло. Почему?

Бледный: Было три выпуска – с Захаром Прилепиным, с Павлом Паштетом Филиппенко и с Романом Зенцовым. Был снят и четвертый выпуск с Вадимом Демчогом, больше всего известным по роли Купитмана в сериале «Интерны». Но в связи с какими-то внутренними делами на канале, я не уверен, что программа будет иметь продолжение. В данном случае это не от меня зависит.

— Андрей, в вашем ЖЖ был пост о том, что министр Чечни по внешним связям, национальной политике, печати и информации Шамсаил Саралиев предложил вам поприсутствовать на неформальной встрече с представителями различных организаций правого толка, чтобы обсудить существующие в стране проблемы. Вы, приняли предложение?

Бледный: Нет. Мы никуда ехать не собирались. Я не имею никакого отношения к организациям...

Ант: Правого толка.

Бледный: Да вообще ни к каким. На эти темы нужно точно не со мной разговаривать, и точно не в Грозном. Если и вести диалог, то в Москве. В Грозном что, какие-то оголтелые правые парни режут и стреляют чеченских джигитов на улицах, чтобы туда ехать? У нас все наоборот происходит!

— Насколько вообще разумно приглашать артистов для решения важных национальных проблем?

Бледный: Им же отчитываться нужно, что работа ведется, встречи проходят. Владимир Владимирович сходил, цветочки положил, значит, фан-движение стало легитимным, и с ним нужно как-то договариваться.

— Режиссер Валерий Балаян, как-то сказал, что из-за своей кавказской внешности опасается передвигаться по Москве без средств самозащиты.

Бледный: Большая часть парней, которых я знаю, из-за своей славянской внешности боятся по Москве ходить без оружия. Лично я за оружие самообороны. Чтобы человек в какой-то экстремальной ситуации могут защитить себя, свою девушку и своего ребенка.

— На ваши концерты приходят представители так называемого «околофутбола», а вашему творчеству приписывают некий «националистический» подтекст. Вы пытались открещиваться от навешанных «ярлыков», давали определения тем или иным понятиям, ссылаясь на словари, но потом, кажется, просто забили.

Бледный: Это бесполезно. Мы с тобой сейчас можем договориться, что под одним и тем же словом мы подразумеваем одно и то же. Но третий человек, читающий интервью, будет трактовать это понятие совершенно иначе.

Ант: Или еще хуже, ты дашь определение термину, но читатель с ним не согласится.

Бледный: Я был наивен, пытался что-то кому-то объяснить. Но человек упирается и пишет – я не согласен. С чем, со мной или со значением термина? Со значением! Как после этого можно вести дискуссию?

— Получается, от этого шлейфа вы не избавились?

Бледный: Он навсегда уже. Если только мы на гей-параде выступать не будем. Это, наверное, единственный способ (смеется). Путаница у людей в головах, и СМИ ей только способствуют. Включаешь телевизор, а там говорят, что националисты убивают пачками таджикских девочек и правозащитников, думаешь нифига себе! Переключаешь канал, а там Путин говорит, что он националист, такой же, как и Медведев. У меня когнитивный диссонанс. Эти слова – самые настоящие вербальные ловушки.

— В вашем творчестве есть и религиозный подтекст, вы много говорите о вере в Бога. Бывает, что организаторы перед концертом приглашают вас сходить в православный собор?

Бледный: Мы декларируем христианские убеждения. Христос не разделился. Православные, католики, протестанты — для меня нет разницы. Главное, чтобы человек жил по Библии, сверял свою жизнь с Писанием. Это важнее, чем номинально носить крестик и закусывать крашенными яйцами в Пасху.

www.vip74.ru